Москва
Москва
Петербург
У Пиноккио не было времени очеловечиться

У Пиноккио не было времени очеловечиться

Один из самых заметных французских режиссеров переносит на сцену театра «Практика» уже второй свой спектакль — на сей раз это «Пиноккио».
Во Франции вы руководите совсем взрослым театром, а в Москве ставите уже второй спектакль на детскую тему…

Почти все мои спектакли — для взрослой аудитории. Но шесть лет назад я начал писать истории для детей. Написал и поставил «Красную Шапочку» — по эгоистическим соображениям, поскольку хотел сделать спектакль для своей дочери. Потом сделал то же самое с «Пиноккио». Я никак не мог предвидеть, что оба этих спектакля, адресованных вначале детской аудитории, настолько тронут взрослого зрителя.

Но «Пиноккио», так же как «Красную Шапочку», уже написали до вас. Вы имеете в виду, что сделали инсценировки?

Я не перечитывал историю Шарля Перро, так же как не перечитывал историю Карло Коллоди. Я заново пишу сказки, которые уже существуют, как рассказчик, услышавший их однажды и пересказывающий от своего лица, добавляя собственные воспоминания, делая акцент на вещах, которые кажутся важными для меня самого. Эти истории действительно стали моими. Когда, уже написав свою версию, я перечитал «Пиноккио» Коллоди, то понял, что на самом деле никогда не читал его прежде.

В отличие от его русского «кузена» Буратино, ваш Пиноккио — отрицательный персонаж. Вы ему совсем не сочувствуете?

Думаю, очень важно показать те стороны Пиноккио, которые вызывают антипатию. Не только Буратино, но и Пиноккио в фильме Диснея — мальчик, натворивший массу глупостей, — очень трогательный, симпатичный. А когда видишь первые иллюстрации к книжке Карло Коллоди, испытываешь некоторое потрясение — там Пиноккио выглядел как марионетка, с очень длинным худым деревянным туловищем и очень уродливым лицом. У Коллоди он в высшей степени агрессивен, в частности, по отношению к своему создателю, а сверчка, который пытался наставить его на путь истинный, просто раздавил. Да, он антипатичен, но для меня не проблема принять его таким, каков он есть. Когда малосимпатичных людей узнаешь получше, обнаруживаешь в них и положительные качества. Надо стараться их понять. Кроме того, интересно ведь рассказать историю преображения такого персонажа. Пиноккио был создан в образе мальчика-марионетки лет десяти. Младенец, только что вышедший из материнского чрева в образе мальчика 8–10 лет, — это чудовище! Обычно к этому возрасту люди уже очеловечиваются. А у Пиноккио не было на это времени.

Так же как «Этот ребенок», «Пиноккио» — перенос постановки вашей «Компани Луи Бруйяр» на русскую сцену. Вам не скучно повторяться?

Я не чувствую потребности в изменении мизансцен. Я — прежде всего писатель, который ставит только свои пьесы. Когда я пишу текст, я автоматически пишу мизансцену. Освещение сцены, звуковой и зрительный ряд — все это и многое другое так же важно в театре, как слово. Даже актеры не делают всего спектакля. Хотя они — самое главное. В театре есть масса способов рассказать об эмоциях и смысле своим собственным языком.

Вы знаете, что Алиса Гребенщикова, которая играет у вас Пиноккио, — дочь легенды русского рока?

Впервые слышу!

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация