Денис Евстигнеев: «У нас все очень любят поговорить»
Продюсер «Побега» считает, что русский вариант получился даже круче американского.
Кому пришла в голову идея адаптировать сериал «Побег»?

Однажды позвонил мне Эрнст и, как всегда очень энергично, сказал: «Бросай все! Мы начинаем делать ’Prison Break’». А я не видел этого сериала и даже не очень врубился в то, что он мне сказал. Но, поскольку очень верю в креативность Константина Львовича, как тот солдат, взял под козырек и сказал: «Да, хорошо, начинаем». А вечером посмотрел американскую версию и понял, что надо действительно все бросать. И начинать работать.

Я читала, что главного героя должен был играть Петр Федоров.

У нас были разные увлечения. В том числе и Федоров. Единственный, кого мы не смотрели, это Юра Чурсин — он появился практически в момент катастрофы, за неделю до съемок. Я не понимаю, почему мы раньше про него не вспомнили. Он пришел и очень уверенно сказал: «Я буду сниматься в этой картине. Я просто знаю, как надо сделать. Можете даже больше не париться». И он действительно знал, как и что нужно играть, и настолько убедил после пробы и меня, и Костю, и режиссера, что мы тут же забыли все наши прежние увлечения и влюбились в него…

У вас эпиграф в сериале «Все факты — вымышленные, кроме стремления человека к свободе»…

Для меня главный месседж картины (помимо свободы — несвободы) в другом. У нас все очень любят поговорить, люди бесконечно строят планы, все время что-то обсуждают. И ничего не доводят до конца. Это, конечно, проблема не только нашего общества, но нашего — в квадрате. Так вот, мы снимали фильм в первую очередь про то, как человек что-то задумал, абсолютно религиозно в это поверил, воплотил в жизнь и довел до логического конца, несмотря на невероятные препятствия.

«Побег» — это экшен. А я не знаю у нас ни одного фильма в этом жанре — не то что сериала — американского уровня!

Режиссер нашего «Побега» — Андрей Малюков — классик этого жанра. «Мы из будущего», «В зоне особого внимания» и «Диверсанты» — это экшен серьезного уровня. И потом, не надо идеализировать американское кино! Там все снято очень просто! А когда мы смотрим, кажется, что там съемки планетарного масштаба.

А разве нет?

Приведу один пример. Есть эпизод: герой открывает дверь в подъезде, она заминирована — раздается взрыв, его уносит. Мы на стоп-кадрах смотрели, как это снимали американцы. Снята настоящая лестничная площадка, которую взрывать нельзя, на нее наложены второй экспозицией клубы дыма и пламени. Стоит манекен, который дергают за трос, привязанный сзади, он улетает. И даже трос не стерт! Но выглядит картинка просто шоколадно, хотя понятно, что они особо не заморачивались. Мы же нашли подъезд, в котором можно взрывать. У нас стоит не манекен, а каскадер в настоящем пламени, и пушкой его уводят из-под огня. И мы стираем тросик! Думаю, получилось даже лучше, чем в американской версии, — ведь весь фильм и состоит из таких «мелочей».

Спецпроект

Загружается, подождите ...