Москва
Москва
Петербург
Мы решаем задачу маленького человечка в большом пространстве

Мы решаем задачу маленького человечка в большом пространстве

Художник отважился превратить огромную сцену «Сатирикона» в пространство внутренней борьбы Константина Райкина с Достоевским и с самим собой.
Вам довелось посмотреть спектакль «Записки из подполья», который стал легендой?

Нет.

И никаких разговоров о том, как это было раньше, у вас с режиссером Валерием Фокиным не было?

Категорически. Но я, конечно, знал, что был такой спектакль, что были те же постановщики, что были столик и стульчик. Что была маленькая сцена. Что касается легенд о прошлых спектаклях, я, честно говоря, конечно, изучаю материал — чтобы случайно не повториться.

Неужели такое совпадение реально?

Я думаю, что идеи летают в воздухе и очень часто перекликаются. У меня даже был конкретный случай: пришла абсолютно конкретная идея (кстати, тоже по Достоевскому). Я все думал: «Хоть бы кто предложил сделать! Вот бы я бы выдал бы!» И однажды увидел ее конкретное воплощение на одной из выставок. Девушка одна сделала. Я тогда понял, что хорошую идею надо успеть где-то выставить, пока она не пришла в голову кому-то другому.

В первом варианте работы дуэта Фокина и Райкина над Достоевским человек был буквально загнан в угол — такой маленький был зал. Учитывая размеры сцены «Сатирикона», от случайного повтора вы были застрахованы…

Тот спектакль назывался «Записки из подполья», а этот — «Константин Райкин. Вечер с Достоевским». Даже по названию видно, что годы спустя что-то изменилось во взаимоотношениях человека и пространства. Мы решаем задачу маленького человечка в большом пространстве. Пространство сцены театра «Сатирикон» — бывшего кинотеатра — огромное, открытое во все стороны. Мы решили сыграть на соотношении размера зеркала сцены и человеческой фигуры. Нам показалось, что это — очень из Достоевского. Из «Записок из подполья».

Константин Райкин способен заполнить собой любое пространство. Даже совсем пустое. Каково художнику в такой ситуации?

Такой актер на сцене — огромное облегчение для художника и практически для всех театральных цехов.

Вам режиссер и актер объяснили, зачем они возвращаются к этой теме?

Я не задавал этого вопроса. Хотя мне было интересно, почему спустя столько лет, за которые менялись и люди, и их взгляды, режиссер и актер «взялись за старое». В совсем новой форме.

Каким образом режиссер сформулировал вашу задачу?

Мы с Валерием Владимировичем работаем вместе уже 11 лет, и никаких задач никто ни перед кем не ставит. При встрече мы обмениваемся эмоциями, соображениями, мнениями по поводу конкретного материала. То, что совпадает, начинаем развивать. Фокин «набрасывает» свои ощущения не конкретно, а эмоционально. Формулировки могут быть разными: «полный дискомфорт» или «звенящее пространство» — абсолютно эмоционально ощущенческие пути, которые могут привести к какому-то пространственному решению.

Для вас имеет значение пафос, которым окружен спектакль, ставший когда-то творческим трамплином для двух уже хороших, но еще только начинающих художников?

Клянусь, никакого пафоса. Просто глубокое уважение к этим людям.

20 сентября 2010,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация