Москва
Москва
Петербург
Виталий Манский: «Точка кипения»

Виталий Манский: «Точка кипения»

Чем будет заниматься новый Киносоюз, рассказал один из его создателей режиссер Виталий Манский.
Скандал вокруг раскола Союза кинематографистов не утихает последние полтора года. Этой весной часть оппозиционеров решила создать собственный Киносоюз. Сегодня председатель СК РФ Никита Михалков получит аккредитацию на отчисления с киноносителей. А его оппоненты — регистрацию Минюста как общественная организация.

Летом этого года было объявлено о создании альтернативного Союза кинематографистов…

Хочу уточнить: мы не создаем альтернативный союз, мы делаем союз кинематографистов, который должен стать главной объединяющей площадкой всех профессиональных и внутрицеховых сообществ, то есть профсоюзов и гильдий. Ведь тот формат, в котором создавался еще в советские годы Союз кинематографистов, сейчас просто не востребован временем. Он уже потерял свое влияние на отрасль, поэтому создавать какой угодно клон в новых экономических, да и просто других жизненных реалиях не нужно.

Но зачем этим гильдиям идти к вам, если они сами как профсоюз могут отстаивать свои интересы? В чем их выгода?

Многие киновопросы находятся далеко за рамками узкопрофессионального пространства и даже профильного министерства. Их решение лежит в ведении других субъектов власти: правительства, Госдумы, Администрации Президента. А мы понимаем, что чем серьезнее и статуснее запрос в эти организации, тем больше шансов получить адекватный и, главное, действенный ответ. А когда разные гильдии просят взаимоисключающие вещи, не выигрывает никто. Поэтому мы хотим, чтобы важные профессиональные вопросы обсуждались сначала внутри киносообщества — чтобы не было разночтений, а была общая, взвешенная позиция.

Вернемся к расколу. Непонятно одно: Михалков стал председателем СК в 1997 году. Скандалы начались два года назад. Как же уважаемые деятели культуры терпели действия диктатора больше десяти лет? В каком гипнотическом сне спали все они, и вы тоже, Виталий, все эти годы?

С момента своего прихода до 2007 года Михалков СК не занимался вообще. Главный вопрос к нему в том, что в течение десяти лет его бездействия как руководителя самой крупной профорганизации кино в стране как раз происходило становление кинематографической индустрии: формировались отношения отрасли с государством, с рынком, закладывался фундамент. И в этот момент наше киносообщество практически не участвовало в этом процессе. Да, мы долго терпели, надеялись, ждали, пока не поняли: Михалкова надо с этой должности убирать. Мы собрали съезд, проголосовали против него, сняли, и он побежал жаловаться, но по-хитрому. Мол, меня сняли не потому, что я обосрался, а потому, что эти злые люди сегодня пытаются свергнуть меня, а завтра могут начать оранжевую революцию! Тогда и произошел раскол. «Точка кипения» наступила у меня, когда я услышал его речь во время съезда в Гостином Дворе. Теперь про наш выход из Союза. Я и мои товарищи никого за собой не тащили, но, когда он решил собрать усеченную версию съезда СК на 150 человек в 50 км от Москвы, чтобы переписать устав, стало понятно, что Союз плавно переходит в форму частного владения, как ЗАО. Но, извините, мы работаем и живем в кино. И нам это не безразлично.

Классно. Простые труженики против капиталиста и диктатора. Но ведь у нас в истории уже были одни диктаторские «усы», культ которых потом разоблачали. Сейчас вы предъявляете другим «усам» претензии по поводу целой индустрии, хотя все другие 5 тысяч членов СК тоже «живут в кино», как и вы, и тоже бездействовали…

Сегодня из действующих членов в индустрии работают только 1/5 — не больше 1 тысячи человек, хотя это не всегда их вина. Остальные 4 тысячи — это ветераны и пенсионеры, которые относятся к СК как к собесу. Единственное, что делает для этих людей Михалков, — картинно раздает деньги государства и Вексельберга, и то не всем. «Ты за меня? На. Ты против меня? Пшел вон!»

Куда денете этих пенсионеров? Ведь, будем честными, в деле действующих профсоюзов — «старикам тут не место».

Во-первых, нас уже поддержали многие действующие кинематографисты, которым уже хорошо за 70: Рязанов, Герман, Смирнов, Норштейн. Конечно, старикам мы вряд ли сможем предложить осязаемую помощь. Но, как общественная организация, мы можем требовать от СК РФ выполнения социальных программ. Сегодня Михалков получил всю собственность СК, получит право на прокатные отчисления, а это от 20 до 60 млн долларов ежегодно. Естественно, мы будем следить, как эти деньги распределяются и сколько из этой суммы останется в руках Михалкова, будем проводить и общественный контроль, и общественную экспертизу в киноиндустрии.

Так битва, значит, за деньги…

Нет, это общественный контроль и экспертиза тех решений, которые связаны с развитием нашей отрасли. Когда Михалков пойдет с очередным грандиозным проектом к Путину, например, с темой строительства Дворца Фестивалей, мы, как общественная организация, тоже скажем свое слово: что этот Дворец никому кроме него не нужен, а в нашей индустрии есть такие дыры, куда как раз надо сейчас инвестировать, — например, тот же Музей кино.

17 сентября 2010
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация