«Лед и пламень»— абсолютная провокация
На Первом стартует новый проект Ильи Авербуха, аналогов которого на нашем ТВ еще не было.
Каждый год задолго до начала нового телевизионного сезона начинается одна и та же песня — мол, «Ледниковый период» себя исчерпал. И каждый раз слухи о смерти пациента оказываются сильно преувеличены… Как здоровье пациента сегодня?

К сожалению (или к счастью), вынужден констатировать, что пациент, о котором вы говорите, благополучно скончался. «Ледниковый период» действительно себя исчерпал. Конечно, мы могли бы работать еще несколько лет: рейтинги стабильно высокие. Но зрители, охотно наблюдая за ходом проекта, перестали удивляться, что звезды встают в пары с профессиональными фигуристами. А ведь в творчестве не должно быть конвейера. Если бы мы поработали еще несколько лет, то превратились бы в подобие змеи из компьютерной игры, которая ползет и заглатывает яблоки, становясь все длиннее и длиннее… Для меня же в первую очередь важна творческая составляющая. Надеюсь, и для спортсменов, которые меня окружают, — тоже.

То есть вы хотите сказать, что «Лед и пламень» не имеет никакого отношения к катку, конькам и фигурному катанию?

Ничего подобного я не говорил. Просто это совершенно новый проект, который, в первую очередь, не имеет отношения к «Звездам на льду» и «Ледниковому периоду». Хотя, бесспорно, в нем присутствуют некие составляющие предыдущих проектов: звезды впервые встают на коньки, профессиональные фигуристы их обучают. Но это будет двоеборье. Вторая половина программы — хореография.

Бальные танцы?

Нет, современные. Мне кажется, это гораздо интереснее и выразительнее. Мы в какой-то степени уравниваем спортсменов и селебритис. Потому что даже для самых титулованных фигуристов современная хореография — если не темный лес, то уж профессионалами в этом виде искусства их точно назвать нельзя…

Судя по тому, что Татьяна Навка заняла второе место на танцевальном «Евровидении», с вами можно поспорить.

Но Таня готовилась к этому выступлению полгода, и страстный танец в бальном платье для женщин гораздо ближе. У нас же формат совершенно иной! «Лед и пламень» — абсолютно самостоятельный, не имеющий аналогов в мире проект, целиком придуманный нами и поддержанный Первым каналом. Наш проект — абсолютная провокация, смелый эксперимент — и предсказать, что получится, невозможно.

Не лукавьте…

Конечно, меньше всего я опасаюсь за «ледовую» составляющую. Но хореография… Мы сознательно решили не приглашать маститых хореографов — будем креативить вместе с Сашей Жулиным. Но ведь мы этим раньше не занимались. То есть все участники в какой-то из составляющих проекта — новички и учатся на глазах у всех. Я надеюсь, что этим шоу и должно зацепить.

Понятно, что лед будет судить Тарасова…

Татьяна Анатольевна вызывает совершенно неоднозначную реакцию в смысле судейства, но она — стержень программы, и ее, конечно, обожают в России. А вот судить хореографию мы позвали Фаруха Рузиматова — выдающегося танцовщика, специалиста в области современной пластики. А он человек тоже достаточно бескомпромиссный, и его оценки должны быть абсолютно непредвзятыми. Кроме того, мы ведь придумали еще и международные соревнования: Таш Саркисян будет представлять Армению. Наташа Подольская — Беларусь. Надежда Грановская и Андрей Чернышов — Украину. Линда Нигматулина — Казахстан. Агния Дитсковските — Литву. Мы и судей собираемся выбирать с таким учетом, чтобы они могли «подсуживать» своим. Тоже интрига, как в настоящих международных соревнованиях.

А как вы собираетесь это совмещать с премьерой вашего спектакля «Огни большого города», в котором заняты те же фигуристы, что и в проекте?

Там еще впервые после перерыва выступят Елена Бережная и Антон Сихарулидзе… Но это тоже зона абсолютного эксперимента. Я начал репетиции еще летом, когда вероятность появления нового телешоу равнялась нулю. И попытался синтезировать разные жанры — классический танец, ледовое шоу, мюзикл. Оригинальный сценарий, живой звук, музыка, специально написанная Романом Игнатьевым…

Ага, теперь понятно: значит, «Лед и пламень» вы придумали, создавая спектакль…

…А спектакль придумал, работая над «Ледниковым периодом»: глупо же не использовать богатейший актерский опыт, накопленный фигуристами во время шоу… Так что все взаимосвязано.

А кто Чаплина-то играет?

Мой спектакль — не прямая экранизация картины Чаплина, а фантазия на тему, рассказ о путешествии в некоем современном мегаполисе. Сам Чарли Чаплин — комичный, добрый, ироничный бродяга и странник — душа большого города и присутствует в каждом эпизоде, напоминая героям о том, как важно не потерять способность мечтать, уметь радоваться каждому моменту и оставаться человеком, не превращаясь в планктон. Он — в каком-то смысле тот свежий воздух, которого нам так не хватало этим летом. Тут нужен был очень хороший артист, и Марат Башаров — идеален. Хотя, признаюсь, мне тоже хочется выйти на лед, возможно, в какой-то момент получится. Так что сейчас спим по два часа в сутки, репетируем утром спектакль, во второй половине дня — шоу. Главное при этом — не сойти с ума.

Лед и пламень
Вс 19 сентября, 18.00—21.00, Первый