«Ничего святого в разумных пределах»
Терри Пратчетт рассказывает Time Out о границах юмора и вымышленных мирах.

Терри Пратчетт - английский юморист, который до появления «Гарри Поттера» был самым продаваемым детским писателем англоязычного мира. Он написал огромную серию романов о вымышленном Плоском мире, стоящем на четырех слонах и полном волшебства и абсурда, в соавторстве с Нейлом Гейманом — книгу «Добрые знамения» о пришествии Антихриста и еще множество уморительно смешных детских книг на взрослые темы.


В повседневной жизни вы веселый человек?

Я отделяю работу от повседневности. Если бы я смеялся надо всем, что меня окружает, меня бы увели добрые люди в белых халатах. Но я улыбаюсь, когда напишу что-нибудь удачное.

Есть ли у вас какие-нибудь табу? Что вы никогда не будете пародировать?

В «Плоском мире» я ищу забавные стороны привычных явлений. Разумеется, есть вещи, которые я высмеивать не буду. Насилие над детьми — это очень печально. Но в области здравого смысла для меня нет ничего святого.

Вы пародируете различные области человеческой деятельности — журналистику в романе «Правда», рок-музыку в «Музыке души» и так далее. Что на очереди? Будете ли вы писать книгу об авторах книг в «Плоском мире»?

Вполне возможно. Другое дело, что в этом мире печатный станок появился совсем недавно, и вряд ли «Плоский мир» готов к нашествию романистов.

Как вам удалось придумать такой подробный «Плоский мир»?

Для начала нужно изучить историю нашего, настоящего мира. В моей библиотеке больше всего книг по истории, фольклору и по истории преступного мира. Придумать новый мир не трудно, а вот сделать его логичным и непротиворечивым сложнее.

Вы из старшего поколения писателей, но интернет освоили не хуже молодежи. Это как-нибудь помогает вам как писателю? Как вам нововведения типа блогов и социальных сетей?

Как бы вам повежливей ответить? Вообще-то я сам собрал свой первый компьютер еще в 1982 году. Купил я первый компьютер в 1986-м и с тех пор постоянно провожу апгрейд. Я работаю за компьютером с шестью мониторами, это очень удобно для редактирования. А интернетом меня и вовсе не удивишь, я ж его чуть ли не сам сделал! Время от времени пишу в новостную группу alt.fan.pratchett, где фанаты помогают мне «ловить блох» в моих книгах, но блога не веду, мне не хватает часов в сутках.

Каков был ваш вклад в компьютерные игры по мотивам «Плоского мира»?

В первую игру (легендарный квест Discworld: The Trouble With Dragons. — Прим. Time Out) я вложил много усилий, с продолжениями справились без меня. Недавно я получил несколько интересных предложений, поэтому ждите новую игру.

А как насчет кино и телевидения?

На прошлое Рождество вышел фильм «Санта-Хрякус» (Hogfather), он пользовался довольно большой популярностью у зрителей и даже получил пару наград. Мы планируем экранизировать романы «Цвет волшебства» (Colour of Magic) и «Безумная звезда» (Light Fantastic). Мне нравится работать с телевизионщиками: деньги они платят небольшие, зато дают мне участвовать в процессе и не возражают, когда я уношу домой реквизит. Я не шучу: после окончания съемок «Санта-Хрякуса» мы приехали на съемочную площадку на грузовике и набили его битком. Потом продали декорации и реквизит на благотворительном аукционе и выручили почти пять тысяч фунтов. А сейчас Сэм Рэйми собирается снимать фильм по детской книге «Маленький свободный народ„ (The Wee Free Men), а еще строятся планы по экранизации “Мор — ученик Смерти» (Mort).

Есть ли у книжек шанс против видеоигр и интернета? Что бы вы, детский писатель, посоветовали, чтобы усадить детей за книжки?

Дайте им правильные книжки!

Вы согласны с тем, что фантастика — способ ухода от реальности?

Несомненно, писатель должен отрываться от этого мира. Как сказал Борхес, настоящие книги пишутся во сне. Но не стоит забывать, что писательство — это ремесло, а видимость реальности — не сама реальность. Выражение «уход от реальности» слишком часто используется в негативном смысле, но ведь почти любая книга и фильм создаются и потребляются именно для этого.Тут важно, чтобы весь смысл произведения не сводился к эскапизму.

Существует мнение, что у каждого писателя есть какое-нибудь странное хобби. Как у вас с этим?

У меня есть собственная астрономическая обсерватория, я обожаю выращивать овощи, до сих пор играю в компьютерные игры, и у меня есть коллекция поющих бананов (одно из этих утверждений ложно).