Интервью: Владимир Агеев
Специалист по мистическим текстам, режиссер-экспериментатор Владимир Агеев ставит на сцене «Современника» спектакль «Мален» по Метерлинку. В главных ролях Артур Смольянинов и Марина Александрова, которых скорее увидишь в отечественных киноблокбастерах, чем на театральной сцене.

Вы составили свой спектакль из двух пьес Метерлинка, хотя на афише — просто «Мален».

Я вообще изначально собирался ставить «Пелеаса и Мелисанду». Но в театре постановка не сложилась. В отчаянии я взялся перечитывать Метерлинка с самого начала — и тут меня зацепила «Принцесса Мален». Даже не знаю, как не заметил этот текст раньше, — абсолютно гениальная пьеса, в которой сведены воедино театр времен Метерлинка и шекспировский театр. Мне почти ничего не пришлось добавлять — только в первом акте я чуть развил тему влюбленности, взяв несколько сцен из «Жуазели».

Что вас больше привлекает в Метерлинке — мистицизм или театральность текстов?

А для меня это одно и то же. Невидимый мир открыт не каждому — акт творчества, который и состоит в том, чтобы сделать незримое видимым.

Говорят, что пьесы Метерлинка требуют актеров-марионеток, в них нельзя разыграться…

Ну, я не сказал бы, что там нечего играть, — мало какие тексты дают актерам столько возможностей проявить себя. «Мален» - квинтэссенция всех пьес Шекспира. Тут и «Макбет», и «Гамлет», и «Отелло», и «Король Лир». Просто мечта актера, а не пьеса.

Слышала, что вы советовали актерам новый фильм Линча в качестве «опорного материала» для спектакля.

Я действительно советовал всем своим актерам посмотреть «Внутреннюю империю», но это ничего не говорит о художественных ориентирах спектакля — просто иногда через кино легче объяснить актерам какие-то иные способы существования. У меня в спектакле много молодых артистов, которые пришли из института с ощущением «реального театра». Моя задача — это ощущение у них сломать. А в кино меня вдохновляют очень многие режиссеры — Феллини, Тарковский, Висконти, Гринуэй, Коэны. Кто-то, может быть, будет сравнивать «Мален» с «8 ½» Феллини, но мне бы этого не хотелось. Метерлинк, на самом деле, смотрит на жизнь глазами абсолютно обыкновенного человека, а вовсе не художника-пессимиста. Он же не был «хрупким гением» — здоровый был человек, боксом занимался. Я тоже нормальный человек, тоже занимался боксом, и его взгляд на жизнь мне очень импонирует.