Москва
Москва
Петербург

Шоу "Турманов". Интервью с Uma2rman

Для «Уматурман» настали хлопотные дни: гастроли, съемки, интервью , а главное — подготовка к ответственному выступлению, амбициозной затее для «выскочек»: двухактному концерту во МХАТ, репетиции которого помешал корреспондент Time Out.

Брать интервью у группы одно удовольствие. Братья Кристовские просты в общении: старший Серега предпочитает молчать, младший Вовик всегда говорит только правду. Вот он садится за стол. Немного помедлив, ложится на него грудью и, оперев подбородок на скрещенные руки, смотрит на меня наивным и чистым взглядом голубых глаз.

Устал?

Есть немножко. Но говорить-то я могу.

Где ж ты сегодня был, что так утомился?

В спортзал с утреца съездил. Слава богу, удалось. Поплавал, постучал по мешочку. Потом мы поехали на MTV — фотографировались, для новогоднего календаря, кажется. Сейчас по Москве ездить — такая жопа, вот мы в пробцу и попали. Сюда, на репетицию, добрались только к восьми часам. Еще интервью с тобой мне предстоит, и снимать на видео нас будут.

Зачем это?

Ну, кто-то тоже нас хочет… снимать.

То есть тебе не интересно, кто вас интервьюирует или фотографирует, и зачем ?

(Слегка возмущенно.) У нас этим пресс-атташе занимается. Дел у меня других нет — за прессой следить?

А какое главное дело?

Музыка. Писать песни и петь их.

А когда ты пишешь песни: в раздевалке бассейна или в пробке?

(Чуть помедлив.) Сейчас я не пишу практически. Сейчас моя главная работа состоит в концертной деятельности. Ну и еще есть пара дел.

Много концертов?

Много. Бывает даже по два в один день — в разных городах. Вот недавно было: одновременно в Питере и Новгороде. Тут же как… Сначала саунд-чек нужно провести в одном городе, потом в другом. Затем концерт — здесь и там. Вот мы и мотались туда-сюда. Сумбурный денек выдался, но выступили нормально.

Какие ощущения перед большим концертом? Ты себе как-нибудь представляешь это выступление? Может, будет какое-то шоу?

Какое шоу, ты что? Мы, наоборот, пытаемся создать атмосферу междусобойчика. Типа — к нам пришли гости. Мы сели-посидели на кухоньке и выпили-поговорили. Никакого официоза.

Ты видел зал?

Я был там на концерте какой-то группы (вспоминает)… «АукцЫон».

Не великоват МХАТ для междусобойчика?

Не великоват. Мы же в самых разных залах выступаем. Я очень хорошо помню нашу самую маленькую площадку (оживляется). Там места было, чтобы разместить живую группу, ну… чуть больше, чем вот этот стол. Весь концертный состав стоял в неудобных позах (изображает). Зато такая классная атмосфера, -оттого что люди стоят прямо напротив тебя. И мы зажгли хорошо в этом клубе.

Что нового покажете во МХАТ?

Будет акустическое отделение с песнями, широкой публике не известными. Я вообще раньше хотел выпустить отдельный бардовский альбом. Потому что у меня есть песни эстрадные, а есть те, что под гитару хорошо звучат. Но потом мы от этой идеи отказались. Некоторые песни, которые мне казались абсолютно не эстрадными (допустим, «Проститься» и «Раненный в висок»), мы записали по настоянию Сереги. И они отлично прозвучали. Теперь и непонятно, что куда относится.

А ты какие свои песни больше любишь — гитарные или эстрадные?

Разные. На втором альбоме будут песни, которые я очень люблю.

У вас уже готов второй альбом?

Он был готов давно. Материала-то скопилось много. Мы же выбирали, что войдет в первый альбом, что во второй, что, возможно, в третий… (смеется). Загашник большой, но кое-что и сейчас появляется.

Давно ты пишешь песни?

Лет семь-восемь.

И за это время накопил багаж на три пластинки?

На самом деле у меня песен гораздо больше. Я ведь раньше ставил себе задачу: мне нужно написать песню. И в день, бывало, писал по нескольку. Сидел с гитарой и мучал себя. Старался. (С чувством.) Песни были отвратительные. Но я работал-работал, писал-писал, и потихонечку стало получаться — вдруг оборот слов какой-то интересный мелькнет или что-нибудь такое. Это для меня было как неведомый мир. Я же музыкально необразованный — знаю только аккорды. И вдруг начали получаться песни, за которые было не стыдно. Вот как «Проститься» — это же не новая песня, я с ней уже приезжал в Москву в 2001 году. Но тогда она не пошла: видимо, не тем пел.

Как выглядит твой архив песен?

Всякие тетрадки старые или просто листы — хлам такой. Я их из пакета в пакет перекладываю.

А что последнее ты написал?

Песню про «Большой теннис». Мы будем ее играть на концерте во МХАТ. Сейчас как раз собирались репетировать.

Она гитарная или эстрадная?

Эстрадная. «Теннис большой — это хорошо„ — такая песня. Про теннисисток.

О, про наших замечательных девушек — ты их всех по именам перечисляешь?

Прямо по именам. А ты слышал ее уже?

Нет, просто предположил. Зачитаешь куплет?

Сейчас (собирается с мыслями, потом декламирует): Сафина. Дементьева. Шарапова. Мыскина. Потом так… ммм… (мечтательно мычит) Кузнецова. Их манеры изысканны, движения — невесомы. Если посмотришь… нет, если заглянешь в их ясные очи. Ты тоже захочешь. Ты тоже захочешь. (Запевает в голос.) Теннис большой — это хо-ро-шо! (Переводит дух.) Смешная такая песня.

Песни на злобу дня очень важны. Ведь чем песня „Ума Турман“ взяла? Вовремя прозвучала. Как раз к премьере „Убить Билла-2“…

Я ее еще в Нижнем написал. Здесь только речитатив придумал. Когда переехали в Москву, смотрю — песня какая-то странная: два куплета, два припева. Чего-то не хватает. И дописал…

А что за история с клипом на эту песню? Говорят, вы собирались снимать его в Америке.

(С видимой неохотой.) Ну да. Люди с „Ночного дозора“ ездили в Штаты, чтобы делать спецэффекты, и познакомились там с режиссером, который Мэрилину Мэнсону клипы снимал. И просто пробили его на интерес сделать клип для русской группы. Он вроде бы согласился. Но мы не поехали в Америку — очень тяжело визу получить.

C Земфирой вы пели тоже по знакомству? Разве это не удивительно: первый концерт, и сразу — с Земфирой?

Чего тут удивительного? История длинная. Когда мы заключили контракт, нас пригласили в Москву. И у меня был день рождения — 19 декабря 2003 года. Пришли гости: наш продюсер, еще один продюсер и другие прекрасные люди. И мы поехали на концерт Земфиры в „Шестнадцать тонн“, потому что продюсеры были хорошо с ней знакомы. Еще когда мы выпивали, Эрик Чантурия сказал: “Вы не напивайтесь сильно, потому что вам петь еще сегодня». Мы посмеялись тогда: мол, споем в любом состоянии. А когда приехали в «Тонны», оказалось, что действительно надо петь. Земфире нравилась наша «Прасковья». Ну, мы и спели. Было страшно.

На этот уикенд в Москве выдался вал рок-концертов. Ты куда бы пошел?

Я бы пошел к нам. А если не к нам, то на «Ленинград», потому что я никогда не был на их концерте.

Последний вопрос: я на сайте группы прочитал, что ты никогда не лжешь. Это правда?

(Медленно поднимает на меня взгляд — наивный, чистый, голубоглазый.) Да.

Все. Спасибо.

(Изумленно.) И все?

9 декабря 2004
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация