Москва
Москва
Петербург

"Нужно искренне хотеть своего партнера". Интервью с Умой Турман

Папарацци, поцелуи Итана Хоука, Джон Траволта, красивые платья и навыки Невесты, пригодившиеся на съемках фильма «Будь круче»… Уме Турман незачем беспокоиться о собственной крутости — с этой девушкой все в порядке.

В «Будь круче» ваша героиня далеко не сразу соглашается поцеловать персонажа Джона Траволты. Учитывая, что вы перецеловали на экране кучу красивых актеров, признайтесь, с кем из них это было приятнее всего.

Да, непростой вопрос. Как бы на него ответить, чтобы не обидеть остальных? (Смеется.) О, вспомнила. Лучший экранный «целовальщик» — мой бывший муж Итан Хоук! Мне так понравилось с ним целоваться на съемках «Гаттаки», где мы познакомились, что я даже вышла за него замуж!

Почему именно с ним?

Как почему? Им была увлечена не только моя героиня, но и я сама! Конечно, приятнее целоваться с мужчиной, в которого ты влюблена. Вернее, в которого была влюблена. Хотя нет, что я говорю… Я до сих пор его люблю, он отец моих детей! (Смеется.) Где-то в глубине души я буду любить его всегда, но, конечно, уже не так, как раньше. (Смеется.) Так что мой окончательный и официальный ответ: лучше всех в кино целуется Итан Хоук!

Что нужно, чтобы получать удовольствие от поцелуев под наблюдением камер и целой съемочной группы?

На это просто ответить. Нужно искренне хотеть своего партнера. Не самое подходящее чувство для работы, правда? Мешает сосредоточиться. (Смеется.)

Сейчас в Голливуде все худые, как селедки. В первой же сцене, в которой вы появляетесь в «Будь круче», ваша героиня Эди загорает в бикини. У вас прекрасная фигура…

А почему вы сейчас упомянули про селедок? Хотите сказать, что я костлявая? Мне кажется, что у меня нормальный вес.

Нет, я имею в виду, что вы наверняка следили за своей фигурой, когда узнали, что вам предстоят съемки в бикини…

На самом деле (переходит на шепот) я заставила режиссера Ф. Гари Грея подписаться кровью, что все недостатки моего тела будут вырезаны при монтаже! (Смеется.) Я знала, что могу доверять ему, как джентльмену, так что была спокойна. Представляете, как он веселился, разглядывая мои круги под глазами и морщины, оставшиеся на полу монтажной? На самом деле это я придумала, чтобы богатая вдова Эди, которую я играю, загорала пьяной у своего бассейна на Голливудских холмах, горюя и развлекаясь одновременно. Эди пьет без перерыва, но при этом не забывает заботиться о своем загаре — веселая вдовушка! Правда, может, это была и не очень хорошая идея? У меня так всегда — сначала что-нибудь придумаю, а потом соображаю, удачно это или нет.

Наверное, интересно было снова работать с Джоном Траволтой.

Самое потрясающее в нашей новой экранной встрече то, что она вообще произошла. В кинобизнесе тебе все время приходится работать с новыми людьми — именно поэтому возможность снова что-то сделать с таким чудесным человеком, как Джон, особенно ценна. Съемки с ним всегда проходят как веселая вечеринка — так легко и приятно находиться в его компании. Это как надеть старые, приятные на ощупь перчатки, которые давно не надевала, — трогаешь их, любуешься и думаешь: «Почему я их так долго не носила?„

За последнее время вы снялись в „Убить Билла“, в „Часе расплаты“, в „Будь круче“. Кроме того, в этом году выйдут еще две картины с вашим участием: “Мой лучший любовник„ и „Продюсеры“. Не хотите немного расслабиться и насладиться успехом?

Да, самая большая роскошь, которую я могу себе позволить, это немного свободного времени и возможность ничего не планировать в ближайший час. Мечтаю уехать за город, на природу — там я всегда чувствую себя хорошо.

Не боялись ли ваши партнеры по „Будь круче“, что вы поступите с ними так же, как ваша героиня Невеста со своими врагами в „Убить Билла“?

(Смеется.) Какие еще партнеры? Эти жалкие хлюпики? Первым „сделаю“ Скалу (бывший чемпион рестлинга, играющий в „Будь круче“ телохранителягея, мечтающего о сцене. — Прим. Time Out). Шучу, конечно. Скала — наш новый кинокачок. У него такие мускулы! Наш фильм должен называться не „Будь круче“, а „Будь накачаннее“. Так что мне бы пригодился меч Невесты, чтобы с ним справиться. Или базука. Или пулемет. (Смеется.) Квентин Тарантино не дал мне пострелять как следует в „Убить Билла“, хотя я так его умоляла…

Бывает ли, что вы случайно натыкаетесь на старый фильм с вашим участием по телевизору, бросаете все домашние дела и начинаете его смотреть?

Вообще, у меня особенно нет времени смотреть телевизор, но пару раз со мной такое было. Знаете, что самое удивительное? Как меняется с возрастом наше отношение к одним и тем же вещам. Обычно после премьеры я больше никогда не смотрю свои фильмы. Но с Квентином мы пересмотрели „Криминальное чтиво“ почти через 10 лет — во время съемок „Убить Билла“. Когда „Чтиво“ только вышло в прокат, пресса и зрители так хвалили фильм, что я решила: “Фильм хороший — я в нем ужасна„. Я ведь была молодой и неуверенной в себе. А сейчас, когда снова посмотрела его, то подумала, что десять лет назад моя самооценка могла быть и повыше.

Наверное, о „Бэтмене и Робине“ вы такого сказать не можете…

Мне нравилась моя героиня Ядовитый Плющ!

Да ладно, вы шутите!

Я не несу ответственности за качество всей картины! Я всего лишь актриса! Мне так понравилось перевоплощаться в эту великолепную злодейку! Этот фильм принято считать провалом, ошибкой, но я считаю, что ошибки совершать нужно. Это звучит банально, но учишься-то все равно на них.

Тогда вам очень должна нравиться Эди…

Да, она твердая, как камень, потому что ей нужно выжить в жестоком мире шоу-бизнеса, и при этом ранимая. Веселая, смелая девушка — мне такие нравятся.

Эди явно любит выпить. А вы?

Я мало пью. Люблю вино, но не разбираюсь, какое хорошее, а какое — нет.

В фильме “Мой лучший любовник„, который выйдет в прокат осенью, вы снялись в роли 37-летней разведенки, которая крутит роман с 23-летним художником. По-моему, это первый раз, когда вы играете историю любви зрелой женщины и мальчика. Как вы относитесь к таким вещам?

Никак. Я просто никогда об этом не задумывалась. Последние восемь лет я была замужем, а после развода у меня один постоянный парень. Соответственно — нет потребности ходить на свидания, знакомиться с мужчинами и задумываться об их возрасте. Правда, у меня есть подруги, которые счастливы с мужчинами моложе себя. Не вижу в этом ничего странного: многих мужчин привлекают женщины постарше, и я их понимаю. Но что касается меня, самый молодой парень, с которым у меня был роман, был младше меня всего на полгода. И то я давала ему понять, кто в доме старший! (Смеется.) Кто знает, может, с возрастом я превращусь в этакую старушку — любительницу мальчиков. И пойду тусоваться возле Макдоналдса, или где там молодежь собирается. (Смеется.) Или устроюсь читать лекции студентам в университете. А если серьезно, любовь — такое странное и непредсказуемое чувство… Сколько людей, столько и вариантов того, что они считают привлекательным.

Кто больше всего повлиял на вас в детстве?

Мои родители. Они всегда приветствовали в своих детях свободомыслие и наличие собственного мнения об окружающем мире. Мне кажется, они сейчас об этом жалеют. (Смеется.) И еще, конечно, люди, с которыми я провела первые годы своих попыток играть в театре. Если бы не их поддержка, у меня бы не хватило мужества стать актрисой. Я сейчас снова произнесу банальность (все актеры так говорят о себе, но чаще всего они не лгут): я была очень застенчивой девушкой.

Все единодушно считают вас одной из самых роскошных и хорошо одевающихся кинозвезд Голливуда. Что вы для этого делаете?

У меня нет никаких секретов. Разве что стараюсь жить в тех местах, где не снуют папарацци, и не даю им возможности застать меня в непривлекательном виде. Я всегда любила хорошую одежду и относилась к ней как к костюмам своих героинь — надеваешь новое платье и „играешь“ в нем, как на сцене.

Вы недавно развелись с Итаном Хоуком, эта история была во всех газетах и таблоидах. Тяжело, наверно, когда твою личную жизнь постоянно комментируют?

Иногда папарацци действительно ужасно мешают. Но я живу в Нью-Йорке, там с этим полегче: наш подвид папарацци не так свиреп. (Смеется.) Больше всего меня злят те, кто охотится на моих детей, светит им вспышками прямо в лицо, — такие охотники за фотографиями не заслуживают прощения. Что касается меня, я рано стала актрисой, в 16 лет, поэтому у меня было полно времени, чтобы свыкнуться с публичным аспектом своей жизни. Я принимаю все меры, чтобы меня не застали врасплох. Лучший способ — не обращать на папарацци никакого внимания, выкинуть эту проблему из головы. Например, когда я иду по улице с друзьями, они мне говорят: “Ума, смотри, как на тебя пялятся прохожие». Я же этого просто не замечаю — потому что, черт возьми, не хочу, выходя на улицу, думать об этом! Хочу жить спокойно, среди таких же нормальных людей, как я сама. В конце концов, шумиха вокруг звезд — не самая большая цена за то, что ты живешь такой интересной жизнью. Мне грех жаловаться. Известные актрисы могут позволить себе роскошь путешествовать, не нуждаться ни в чем, быть узнанными. Вы даже не представляете, как много милых людей в разных странах мира делали мне что-нибудь приятное, когда узнавали меня, просто из благодарности за то, что им понравился фильм с моим участием.

Да, но эти люди не зарабатывают на вас деньги, продавая ваши фотографии в таблоиды…

А вы что думаете, папарацци не такие же люди, как мы с вами? Просто у них такая профессия, и им тоже нужно содержать свои семьи. Звезды и «желтые» фотографы должны договориться, чтобы поддерживать друг друга и мирно сосуществовать. Хотя признаюсь, иногда они так достают, что хочется испробовать на них навыки, которым меня научили на съемках «Убить Билла». То есть — как следует надрать им задницу! (Смеется.)

4 апреля 2005
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация