Чемпион по Дарту. Интервью с Хэйденом Кристенсеном
За всю историю «Звездных войн» злодея Дарта Вейдера играли три актера. Но лишь один — Хэйден Кристенсен — по-настоящему оживил на экране человека, скрывавшегося за черной маской.

Другая работа Кристенсена, роль в драме «Жизнь как дом», принесла ему номинации на престижные премии вроде «Золотого глобуса». Критики дружно хвалили его за перевоплощение в журналиста-махинатора в фильме «Афера Стивена Гласса„. И все же Хейден Кристенсен признает, что самая главная и незабываемая его роль — Анакин Скайуокер, героический рыцарь-джедай, который к финалу „Эпизода III“ окончательно переходит на темную сторону Силы и становится злодеем Дартом Вейдером.

Как изменился Анакин Скайуокер со времен „Атаки клонов“?

В „Атаке клонов“ Анакин был дерзким, грубоватым подростком, а в „Мести ситхов“ он уже взрослый человек. У него есть жена, обязательства и, конечно, цель в жизни. Кроме того, у него теперь есть тайна, о которой никто не подозревает и которая заставляет его страдать. Мне кажется, зрители, запомнившие Анакина этаким белокурым благородным героем, будут удивлены тем, как он изменился в „Эпизоде III“. Может быть, он им даже разонравится. Но что поделаешь — его искушает учитель, и он поддается. Причина, по которой Анакин переходит на темную сторону Силы, на самом деле по-человечески очень понятна. Скайуокер хочет быть великим, но никогда не сможет достичь истинного величия.

Дарта Вейдера в знаменитом костюме и маске тоже играете вы?

А вы думали, я кому-нибудь уступлю эту привилегию?! (Смеется.) Я ждал возможности надеть костюм Дарта Вейдера с того самого момента, как получил роль, и Джордж Лукас был настолько великодушен, что дал мне этот шанс. Для меня специально сделали новый костюм — ведь в Вейдере два с лишним метра роста, поэтому у меня были особенные ботинки с секретом и костюм, в котором я выглядел гораздо более высоким и мускулистым. Все это обмундирование весило, конечно, килограммов восемнадцать, но зато я чувствовал себя в нем настоящим всемогущим злодеем и поэтому носил его с удовольствием. (Смеется.)

Анакина Скайуокера мечтали сыграть многие молодые актеры. Как вы думаете, что такого выдающегося Лукас увидел именно в вас?

Я задаю себе этот вопрос с самого первого дня съемок (смеется) - ине знаю ответа. Наверное, в каждом человеке есть эта самая темная сторона-может, Джорджу моя темная сторона понравилась больше других? (Смеется.) Я даже в своих самых смелых мечтах не мог предположить, что получу эту роль. На пробах Джордж выдал мне фирменную шляпу и кружку с символикой „Звездных войн“, и я, помню, подумал: “Что ж, это мой утешительный приз». Я храню эти вещи как самое дорогое, что у меня есть. Я тогда жил в Канаде, и когда мне позвонили среди ночи (не специально, конечно, просто так получилось из-за разницы во времени) и объявили, что выбрали меня, то я спросонья решил, что мне все еще снится чудесный сон. Первый человек, кому япозвонил, когда пришел всебя, была моя мама. И она издала такой оглушительный победный крик… Не думаю, что когда-нибудь забуду эти ощущения.

Вы смотрели оригинальную трилогию, когда готовились к роли?

Я благоговейно просмотрел все фильмы, предшествовавшие «Атаке клонов», — хотел до конца понять историю и характер Дарта Вейдера. В той, первой, трилогии Джордж Лукас посеял множество семян, и сейчас пришло время расцвести всходам.

Сколько вам пришлось готовиться к кульминационной сцене «Мести ситхов» - дуэли на лазерных мечах с Оби Ван Кеноби?

Я приехал в Сидней, где снимался фильм, за три месяца до начала съемок и сразу начал работать с постановщиком трюков Ником Гиллардом. Сами тренировки с лазерными мечами начались далеко не сразу. Хореография этой дуэли была разработана очень тщательно, так что я должен был выучить наизусть сотни движений. Я тренировался и сам, отдельно, и вместе с Эваном МакГрегором.Ия горжусь конечным результатом. Помоему, дуэль получилась выдающаяся.

Вы были в детстве фанатом «Звездных войн»?

Я родился в 1981-м, через четыре года после того, как вышел первый фильм, так что у меня не было возможности посмотреть старые части в кинотеатре. Но мой брат, который старше меня на восемь лет, был как раз настоящим преданным фанатом. У него была модель корабля Millennium Falcon — он держал ее в подвале, и мне было запрещено ее трогать! Вообще те «Звездные войны» стали такой важной частью поп-культуры, что влияли на всех без исключения. Я, например, помню, как пугал младшую сестренку, имитируя дыхание и голос Дарта Вейдера. И это даже несмотря на то, что я в то время еще не видел фильмов и только в 1997 году, когда их переписали в цифровом формате и снова выпустили на экран, наконец посмотрел их в кино. Теперь вы понимаете, чем для меня был тот ночной звонок?