Интервью: Агата Кристи
Перед большим концертом в клубе «Точка», посвященным 18-летию группы, братья Самойловы говорят о наследниках, пенсионном весе и методе работы дуэтом.

Любите ли вы давать интервью?

Глеб: Ну, это обязанность наша. В таком случае считаете ли вы, что интервью позволяет музыканту адекватно выражать свои мысли?
Вадим: Все зависит от текущего состояния артиста. Бывают такие состояния, когда ему хочется донести какой-то месседж. Далеко ходить не надо: записал новый альбом — стараешься говорить о нем.
Глеб:С другой стороны, честно говоря, мы относимся к людям, которые лучше поют, чем разговаривают.

О вашем последнем альбоме «Триллер. Часть 1„ с удовольствием говорят, что „Агата Кристи“, мол, возвращается к корням. А как вы сами считаете?

Вадим: Когда мы его писали, никакого „возвращения к корням“ не ощущали. Хотя сейчас, по прошествии времени, такую оценку можно объяснить. В нем можно обнаружить отголоски всех стилей, которые мы когда-либо использовали. Но лично для нас это шаг вперед, развитие, а не изучение прошлого.
Глеб: К тому же это для нас было первым опытом работы вдвоем, без Саши Козлова. Нам пришлось выработать совершенно новый способ работы. Если раньше мы могли ожесточенно спорить, и все вопросы решались голосованием, то теперь, как бы мы ни обсуждали то, что делаем, окончательное слово всегда за тем человеком, кто это придумал, — за автором.

„Агата Кристи“ — влиятельная группа сузнаваемым звучанием. У„Аквариума“ или той же „Алисы“ имеется масса подражателей, а ваших последователей не видно. Как по-вашему, у вас могут быть наследники?

Глеб: Нам, кстати, очень любят говорить про молодых музыкантов: “О, посмотрите. Ваши последователи. Новая »Агата Кристи«». Хотя ни про одного из них я бы никогда не сказал, что они на нас похожи.
Вадим: Я это для себя объясняю так: мы в молодости (да и вообще по жизни) были очень озадачены тем, чтобы найти собственное лицо, собственный звук. Мы этому много времени уделили и, видимо, настолько этим увлеклись, что теперь быть похожим на «Агату Кристи» — это значит ее копировать. Других вариантов нет.

Представьте себе, что через несколько лет рок-музыке начнут обучатьв государственных учебных заведениях, а профессию рок-музыканта признают официально. Какой, по-вашему, тогда должен быть пенсионный возраст?

Глеб: Скорее, тогда уж пенсионный вес.
Вадим: Ну да. Больше 120 килограммов — пора на пенсию.
Глеб: Но вообще-то… Я представил родное музыкальное училище имени Чайковского со всем его снобизмом… Если оттуда станут выходить еще и рок-музыканты — просто боюсь предположить, что это будут за чудовища.

Спецпроект

Загружается, подождите ...