"Задолбали нас криминалом". Интервью с Алексеем Пимановым
Бессменный ведущий программы «Человек и закон» Алексей Пиманов теперь снимает приключенческие фильмы и сериалы на исторические темы. Перед премьерой новых серий «Александровского сада» на Первом канале Пиманов объяснил нам, почему его не интересует современность.

Алексей Пиманов дебютировал авантюрным фильмом «Александровский сад» о юноше и девушке, живущих в Кремле — особом городе советской элиты и ее обслуги, отделенном от страны красной кирпичной стеной. Несколько недель назад в кинотеатрах прошла художественная лента Пиманова «Три дня в Одессе„, в которой приключения повзрослевших героев „Александровского сада“ происходят в городе у Черного моря, вовлеченном в вооруженную борьбу с бандитизмом. А на этой неделе Первый канал показывает новые серии „Александровского сада“, разбитые на две части, — развернутую версию “Трех дней в Одессе„ и „Гибели команды“, в которых все та же пара — теперь уже журналистка „Комсомольской правды“ и помощник коменданта Кремля по особым поручениям — расследует уголовное дело, начавшееся в блокадном Ленинграде.


В одном интервью вы сказали, что уметь снимать кино — это божий дар. Когда вы почувствовали, что он у вас есть?

Вообще-то я снял больше 70 документальных фильмов и технологию производства знаю изнутри. А про дар как-то не задумывался.Больше скажу, я вообще собирался только продюсировать первый „Александровский сад“. Просто обстоятельства так сложились, что пришлось встать за камеру. А потом уже втянулся…

Почему вы поселили героев „Александровского сада“ именно в Кремле?

Сегодня мало кто помнит, что партийная элита заселила Кремль после 1918 года, и вплоть до пятидесятых годов ХХ века за кремлевскими стенами шла другая жизнь. На этой территории жили ответственные работники Кремля, их обслуга- водители, секретари — вместе с семьями, всего около полутора тысяч человек. Я мечтал сделать сагу о жизни целого поколения и дойти с ними до наших дней.В первом „Александровском саду“ события происходили в 1938 году, когда героям было по 17 лет. Во втором — уже в 47-48-м годах. Мы снимали мелодраматическую авантюрную сагу, а не фильм об истории Кремля и его могущественных обитателях.

Однако в основе фильмов лежат исторические события.

Да, но они были куда более жесткими, чем наше кино. Снимая в рамках проекта „Кремль-9“ фильм про Жукова „Охота на маршала“, я раскопал историю,что в 1947 году Сталин сослал его в Одессу командовать местным военным округом. Там к нему пришли партийные функционеры и попросили помощи в борьбе с преступностью. Жуков принял решение провести войсковую операцию по зачистке города и за несколько дней перестрелял почти всех бандитов без суда и следствия. После этого те же самые функционеры стали на него стучать в Москву: мол,Жуков в борьбе с криминалом нарушил нормы социалистической морали. Но политические интриги в нашем фильме остались за кадром. Меня зацепило в этой истории то, что для „жуковской“ операции использовали подсадных девушек, щеголявших по городу в дорогих украшениях. Они приманивали бандитов, имея при этом приказ стрелять на поражение.

Когда вышел первый „Александровский сад“, его сравнивали с одновременно показанным на НТВ „Доктором Живаго“…

Это смешно. Давайте еще сравним „Иваново детство“ и “Иван Васильевич меняет профессию„! Мне нравится „Доктор Живаго“, но нельзя было его ставить в рейтинговое время. Историю про метания русского интеллигента надо показывать в 23.00 тем, кто уже уложил детей спать и сел смотреть кино… От меня тоже ждали политического фильма про репрессии и тому подобное. Задолбали нас уже криминалом за последние 15 лет, захотелось сделать просто красивую романтическую сказку…

А разве „Человек и закон“ — не криминальная программа?

Вы, наверное, телевизор редко смотрите. Коллеги не дадут соврать, еще семь лет назад я сказал своей команде: “Мы должны уйти с криминального рынка в аналитику„. Дело в том, что тогда в эфире появилось много программ, типа „Чрезвычайного происшествия“, которые бьют ниже пояса: не просто рассказывают, как маньяк девочку убил, но еще и показывают, как он у нее в глазу вилкой ковырял. Я не хотел и не хочу принимать в этом участие.

Телекомпания „Останкино“, которой вы руководите, производит большую часть документальных фильмов для Первого канала. Почти все они посвящены историческим событиям. Почему, на ваш взгляд, сейчас не снимают документального кино о современности? Первое, что приходит в голову, — цензура.

Господь с вами! Я бы сам с удовольствием снял кино, например, о 90-х годах. Но прекрасно понимаю, что если рассказывать правду о том, что происходило в стране в тот период,- нарвешься на упреки, что льешь воду на мельницу нынешней власти. А ведь в душе я по-прежнему остаюсь либералом. Да и что делать с мифом, что настоящий интеллигент непременно должен находиться в оппозиции к власти. А я считаю себя все-таки интеллигентным человеком, поэтому нахожусь в оппозиции… дома на кухне. Но ведь существует еще и реальность. Когда Ельцин пришел к власти, наша страна стоила 1,5 триллиона долларов и за семь лет его правления обесценилась до 20 миллиардов.А за семь лет путинских реформ — как к ним ни относись — стоимость России возросла в тысячи раз. Только золотой запас Центробанка достиг трехсот с лишним миллиардов… Такая вот нехитрая математика. Так что мне близок постулат “Если в молодости не был либералом — у тебя нет сердца, а если к зрелости не стал консерватором — нет ума». Но если серьезно… Мы снимаем много документальных фильмов о современности. Одно «Спецрасследование» чего стоит!

Спецпроект

Загружается, подождите ...