Москва
Москва
Петербург
Бойл жжет. Интервью с Дэнни Бойлом

Бойл жжет. Интервью с Дэнни Бойлом

Автор «На игле» и «28 дней спустя» Дэнни Бойл предположил в новом фильме «Пекло», что через 50 лет Солнце потухнет, и человечество ждет смерть в ледяном аду. Перед премьерой режиссер рассказал Time Out, что снимать такое кино — тоже значит обречь себя на адовы муки.
Режиссер Дэнни Бойл признает, что долго сомневался, браться за «Пекло» или нет. «Когда приступаешь к съемкам фантастического фильма, перед тобой сразу же встают три глыбы — „Чужой“, „Солярис“ и „Космическая Одиссея 2001“, — рассказывает Бойл.- Твой фильм неизбежно будут с ними сравнивать.И дальше — либо катастрофа, либо триумф„.

50-летнего манчестерца Дэнни Бойла нельзя заподозрить в нерешительности или неопытности. Его кинодебют „Неглубокая могила“ (1994) о том, как случайно найденный чемодан денег может испортить самую крепкую дружбу, был признан образцовым криминальным триллером. Второй фильм „На игле“ (1996), где будни шотландских наркоманов были показаны без назидательного пафоса, зато со свежим черным юмором, стал манифестом поколения „икс“ и одним из главных фильмов 1990-х. В 2000-м на съемках „Пляжа“ с Леонардо Ди Каприо Бойл завел дружбу с писателем и сценаристом Алексом Гарландом, и тот стал его постоянным соавтором. В картине „28 дней спустя“ (2002) партнеры удачно модернизировали изношенный жанр фильмов про зомби, привнеся в него элементы экологического триллера — фильм пугал зрителя вовсе не монстрами, а пейзажами вымершего после техногенной катастрофы Лондона.

В новой картине „Пекло“ Бойл и Гарланд взялись за научную фантастику. По их сценарию развития будущего, где-то в 2057 году ученые Земли узнают, что Солнце скоро потухнет, а жители планеты неминуемо погибнут от переохлаждения. Выход один — „перезапустить“ звезду, взорвав ее самой мощной бомбой, на которую только способны земные технологии. Первая экспедиция, отправленная спасать человечество, пропадает где-то на полпути к Солнцу. Совершить вторую попытку поручается членам экипажа космического корабля „Икар-2“, среди которых Киллиан Мёрфи („Завтрак на Плутоне“), Мишель Йео („Мемуары гейши“) и Роуз Бирн („Мария Антуанетта“). Во время полета герои узнают, что погубило предыдущую экспедицию, столкнувшись с таинственным врагом лицом к лицу.

Бойл, отклонивший предложение снимать пятую часть „Чужого“, говорит, что сценарий Гарланда привлек его оригинальностью и амбициозностью замысла. “Сейчас человечество напугано глобальным потеплением. А мы переворачиваем этот страх с ног на голову: людям следует бояться холода, — объясняет Дэнни Бойл. — Учитывая то, какое значение Солнце имеет в человеческой жизни, странно, что никто еще не снял о нем кино. Этот символ во всех культурах олицетворяет добро: с Солнцем мы связываем наши надежды, а его отсутствие вызывает инстинктивный ужас.В сценарии Алекса Солнце- это зло, источник угрозы. В этом и есть вызов фильма, потому что в кино страх обычно нагнетается темнотой„.

„Пекло“ - динамичный триллер с захватывающим сюжетом, но Бойлу, очевидно, мало быть просто режиссером еще одного блокбастера о конце света вроде „Армагеддона“. Режиссер разглядел в сценарии еще и предмет для философских споров: “Этот фильм о том, что бывает, когда человек остается один на один с Создателем. Для кого-то это Бог, для кого-то — звезда. Члены команды проходят не только через физические, но и через духовные испытания, переживая кризис веры. „Пекло“ затрагивает такие серьезные вопросы, как противостояние науки и религии„.

Бойл готовился к съемкам тщательно — он посетил с экскурсией подводную лодку, встречался с футурологами и космонавтами и нанял в консультанты ученого-физика. “Главное в космическом фильме- это правдоподобность,- объясняет Бойл свою въедливость. — Мы, например, долго бились над дизайном шлема: люди, подлетающие на космолете к солнцу, должны быть как следует защищены от радиационного излучения. С другой стороны, нам надо было сделать что-то необычное, чтобы отличаться от других, — вот мы и придумали отражающие скафандры из золота и шлемы, похожие на капюшон Кенни, персонажа „Южного парка“, с узкой прорезью для глаз„.

По мнению Бойла, для режиссера фантастическое кино — это семь кругов ада. Надо соблюсти правдоподобность происходящего, да так, чтобы зритель не заскучал. Взять, казалось бы, самое простое — как показать, что дело происходит в космосе? Поначалу Бойл вообще решил обойтись без такого штампа, как звезды в иллюминаторе: “Я хотел показать космос черной дырой. Но эта идея не сработала. Так что пришлось добавить звезд — не для красоты, а для динамики. Второй круг ада- это как снять невесомость. Затем встает проблема, как придумать технический сленг- весь этот насыщенный непонятными терминами птичий язык. Герои должны говорить как настоящие космонавты, а не как начинающие рэперы или высоколобые ученые».

После окончания съемок последовал еще год дорисовки спецэффектов. В результате у Бойла получилось эффектное и неглупое коммерческое кино. С одной стороны, у «Пекла» более кровавая концовка, чем у «Соляриса», с другой, интеллектуального подтекста в нем больше, чем в «Чужом». Напрасно Бойл боялся катастрофы — ему удалось провести звездолет фильма верным курсом, избежав столкновения с глыбами.

16 апреля 2007
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация