Москва
Москва
Петербург
Я из Одессы, здрасьте. История Германа Попова

Я из Одессы, здрасьте. История Германа Попова

Наш бывший соотечественник Герман Попов, соединяющий электронику с лезгинкой и блатной песней, едет в Москву из Голландии на фестиваль «Абракадабра». Time Out объясняет, какой имидж России на Западе создает музыка Попова.

Герман Попов, придумавший проект O.M.F.O., внешне напоминает казахского журналиста Бората, сыгранного английским комиком Сашей Бароном Коэном. Долговязый Попов носит щеточку усов под носом, семидесятнические солнечные очки-капли и костюм-тройку из той же эпохи. Однако две песни из первого альбома O.M.F.O. "Trans Balkan Express" попали в саундтрек к неполиткорректной комедии про путешествующего по Америке Бората совсем по другой причине.

O.M.F.O. расшифровывается как "Our Man From Odessa": в конце 80-х Попов уехал из Одессы в Амстердам. На просьбу раскрыть причины эмиграции бывший соотечественник отвечает: "Я был простым советским студентом, который затерялся в дебрях академического отпуска и женился на иностранке". За 15 лет Попов успел привыкнуть к языку, "в котором многие слова звучат как русский мат", создать в Амстердаме лейбл KidNap вместе с Максимом Шапошниковым, неоднократно выступавшим в Москве как DJ Goldfinger, и замечательную лаунж-группу "Спутник". В 2004-м Попов записал сольный альбом "Trans Balkan Express" под именем O.M.F.O., а в прошлом году выпустил еще одну отличную пластинку "We Are The Shepherds" .

Проект O.M.F.O. сделан большим оригиналом, любящим китч, и предназначен для таких же поклонников всяческих странностей. Чуднее не придумаешь: Попов смешивает в один вкусный коктейль азербайджанские песни, молдавский клезмер, дагестанскую лезгинку, армянские бандитские напевы, грузинские хоры, блатной шансон и современную электронику. "Я пытаюсь создать альтернативу англо-американскому и афро-латинскому звуку, доминирующему в поп-музыке, — объясняет Попов идеологию своего проекта. — Мне близки пафос восточного блатняка, пастушья простота и космический улет.Мои идеальные слушатели — это чабаны и астронавты".

Попов переложил в электронику весь возможный репертуар такси, курсирующего летом между аэропортом Адлер и городом Сочи. Правда, таксист за рулем оказался странный — по дороге он с горящими глазами тараторит о том, как любит группу Kraftwerk (оба названия альбомов O.M.F.O.- переиначенные названия песен дюссельдорфских праотцов электроники). Прошлой осенью сбылась мечта Попова: один из основателей Kraftwerk Флориан Шнайдер признал себя поклонником O.M.F.O.

Попов хочет, чтобы его считали электронным музыкантом для концертных площадок, а не ночных клубов. Он не любит рейвы и мечтает о выступлении в московском Планетарии — впрочем, ВДНХ, где ему предстоит сыграть в пятницу на фестивале "Абракадабра", тоже сойдет.

Из-за вспыхнувшей в 90-е популярности фильмов Кустурицы и саундтреков Горана Бреговича для западного уха вся пестрота Восточной Европы теперь звучит как одни большие Балканы. Попов нашел, как тут соригинальничать. В жанр, плотно запечатанный темой сербов и цыган, он просочился с заднего входа, со стороны республик бывшего СССР. Однако, сам того не желая, Герман со своим проектом автоматически попал в ту же бригаду по пропаганде югославско-карпатского региона. К этой волне можно отнести украино-американскую группу Gogol Bordello, диджея-австрияка Shantel и дискотеки русского берлинца Владимира Каминера, который развозит по Германии и Швейцарии диджейское шапито с треками "Ленинграда" и Верки Сердючки.

Все эти дикие "гоп-гоп-пляски" идеально совпадают с западными представлениями о "нашей" культуре, которая в итоге сводится к непрерывному опрокидыванию водки и пьяному буйству. Упомянутая Сердючка, представляющая на "Евровидении" Украину, с равным успехом могла бы выступать за Россию, Сербию, вымышленный Боратом Казахстан, да и любую другую страну экс-советского блока.Музыка Попова тоже работает на утверждение в западном сознании комического образа выходца из стран соцлагеря. Его расшитая украинская рубашка испачкана грузинской аджикой, на голову нахлобучена молдавская папаха, разговаривает он цитатами из Гоголя и каждые полчаса закатывает "Очи черные". Но этот потешный и потому позитивный имидж лучше, чем образ врага.


ЕЩЕ 5 УЧАСТНИКОВ ФЕСТИВАЛЯ "АБРАКАДАБРА"

Venetian Snares
Канадец Аарон Фанк — главный музыкант в стиле drill'n'bass. Его шумная музыка с сумбурным сэмплированием и аритмичным битом безжалостна, как ремонт в соседней квартире.

Daddy G
Грант Маршал, участник трип-хоп-трио Massive Attack, часто играет диджейские сеты в одиночку. Не забывая о трип-хопе, Грант сводит даб, ска, регги и фанк.

Boom Bip
Американец Брайан Холлон играет инструментальный хип-хоп. На концертах — с живой группой, включая гитариста и ударника.

Pole
Странная экспериментальная электроника Стефана Бетке, где нервные колыхания потусторонних звуков сопровождает треск затертых пластинок и дабовый бас.

Solar X
Роман Белавкин был одним из первых постсоветских электронщиков, которого признали на Западе. Он пишет заумный IDM. И неудивительно — на основной работе Роман занимается разработкой искусственного интеллекта.

16 апреля 2007
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация