Дело Ерофеева и Самодурова
Сезон завершился в зале Таганского суда.
Отечественный абсурд выходит на новый уровень — 14 июля в зале Таганского суда должен быть вынесен приговор Андрею Ерофееву и Юрию Самодурову — куратору и организатору выставки «Запретное искусство-2006» в Сахаровском центре. 21 июня прокурор Никифоров потребовал «с учетом характера и степени общественной опасности содеянного» по три года заключения каждому.

Обвинительный приговор сделает биографию не только фигурантам дела — в стране будет покончено со свободными искусствами, а заодно и со свободой слова. Когда искусство начинают судить по статье «б» части 2 статьи 282 УК РФ («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признаку религиозной принадлежности и с использованием служебного положения»), критика замолкает, логика буксует, закон оказывается в интересном положении. Естественная логика выживания заставляет идти вабанк: Марат Гельман уже объявил о том, что будет делать такую же выставку, если обвиняемых не оправдают.

На «Запретном искусстве» снятые по цензурным соображениям с других выставок произведения были защищены стенами, увидеть их можно было лишь в небольшую дырочку. Это не помешало желающим ужасно расстроиться и страшно оскорбиться. Тем более что для этого им можно было на выставку и не ходить — из 134 свидетелей обвинения 131 ее в глаза не видели. Прокурора такие свидетели и их однообразные, под диктовку (которая происходила тут же, в коридорах суда) данные показания не смутили. В отличие от высказывавшихся в защиту обвиняемых — профессоров истории искусств, критиков, художников, которых прокурор Никифоров счел людьми пристрастными, «корпоративно солидарными». Искусство, увы, многозначно. Публика может много чего разглядеть в произведении искусства — и то, что было заложено художником, и то, о чем он и не помышлял. Кому что привидится. Вот уже и из ультраортодоксальных кругов послышалось далекое от прокурорского суждение про «оклад из-под иконы, в котором вместо лика Божьей Матери была черная икра». По мнению председателя братства «Радонеж» Евгения Никифорова, «субъективной целью “творца”» было не издевательство над Божьей Матерью, не кощунство, а желание обличить церковь в отходе от своей миссии, показать, что церковь зажирела, что церковь потеряла свою… духовную актуальность».

А вот эксперт обвинения Энеева считает, что художники заняты исключительно «способами передачи оскорбительных характеристик», а выставка являлась не художественным, а идеологическим мероприятием, «агитационной акцией антихристианского и антироссийского содержания». Что до антихристианского — то Бог всем судья, разберется. А вот с антироссийским сложнее — процесс действительно компрометирует государство, лишая его де-факто статуса не только светского, свободного, цивилизованного, но и просто разумного. Прокурор поддержал даже не официальную позицию РПЦ, а решение кучки маргиналов диктовать обществу свое весьма дремучее понимание искусства.