Настоящее сокровище. Интервью с Николасом Кейджем
Племянник Фрэнсиса Копполы — едва ли не самый успешный представитель династии, из которой, помимо основателя, вышли София Коппола и Джейсон Шварцман, — Николас Кейдж успешно совмещает арт-фильмы с блокбастерами. И, судя по «Сокровищу нации», в последнее время склоняется к последним.
Если вам нравятся триллеры и фильмы про дерзкие ограбления, и к тому же вы увлекаетесь теорией конспирации, то, несомненно, придете в восторг от фильма Джона Тертлтауба «Сокровище нации». В роли потомственного охотника за сокровищами — Николас Кейдж. В основе интриги — знаменитые исторические легенды: от мифического сокровища тамплиеров до мистических масонских символов на долларовой купюре. Но главная движущая сила фильма — Бен Гейтс, которого энергично и весело играет оскароносец Николас Кейдж, вдохновленный любовью к национальной истории.
Бенджамин Франклин Гейтс провел всю жизнь в погоне за богатством. И вот однажды он узнает легенду о сокровище, спрятанном якобы еще основателями США. Ключ к разгадке — в Декларации независимости. Гейтсу вместе с друзьями приходится защищать этот священный документ от грозящей ему опасности, для чего его необходимо украсть.


Что особенного было в этом фильме по сравнению с другими предложениями? Почему вы захотели сниматься именно в «Сокровище нации»?

Меня поразила сама идея: человек может украсть Декларацию независимости! Я еще подумал: это совершенно неправдоподобно, интересно, как они собираются выкручиваться… А потом встретился с Джоном (Тертлтаубом. — Прим. ред.). «В этом же как раз все и дело! Этот человек смел и дерзок!„ — сказал он. К тому же мне пришлось всю эту процедуру проделывать в смокинге — так что было действительно интересно.

Есть ли у вас что-то общее с этим парнем, ворующим американскую святыню?

Знаете, не вдаваясь в подробности, могу сказать, что у меня, конечно, были свои навязчивые идеи. Мой персонаж — человек, помешанный на национальном сокровище, он всю жизнь посвятил ему и при этом не боялся выглядеть всеобщим посмешищем…

В этом году вам исполнилось сорок. Это как-то изменило вашу жизнь?

Обычно я добавляю себе год, так что всегда готов к очередному дню рождения. Когда мне было 39, я считал, что мне 40, а сейчас мне уже 41 (смеется). Не скажу, что я счастлив (это слишком хрупкое понятие), но я определенно счастлив и полон надежд на будущее, хотя большую часть времени думаю о настоящем.

Вы недавно женились на официантке. Это лучше, чем быть женатым на актрисе? (В течение шести лет Кейдж был женат на Патриции Аркетт. — Прим. ред.)

Скажу лишь, что сейчас я очень доволен своей жизнью.

Все еще собираетесь сниматься в „Призрачном ездоке“? Вам нравятся фильмы по комиксам?

Знаете, в детстве я учился читать по комиксам. Были, конечно, и другие способы, но… Я думаю, что так любил комиксы потому, что они представляли собой фантазии ребенка, как бы альтернативный мир, в который можно было уйти с головой…

Что заставило вас поверить в то, что вы сможете стать знаменитым актером?

Лет в шесть-семь я смотрел по телевизору фильмы с участием Чарльза Бронсона, Шона Коннери и Клинта Иствуда и был совершенно очарован кино. Шел по улице и представлял себе съемку с крана — словно сверху снимают, как кто-то маленький идет в школу. Так что для меня желание стать актером было абсолютно органичным. Кино я любил даже больше, чем комиксы. Я смотрел телевизор — и забывался… Старые фильмы стимулировали мое воображение, а оно, в свою очередь, вдохновляло — и защищало — меня самого.

А семья помогала?

Честно говоря, я держал свои желания при себе. То есть были, конечно, легкие намеки. Я любил Хэллоуин — обожал переодеваться и изображать сыщика. Но вряд ли кто-то мог всерьез подумать, что я стану актером.

Вас удивляет ваш успех?

Интересный вопрос. Я не уверен, что воспринимаю себя так же, как меня воспринимают другие люди. И я себя успешным не считаю. Всегда стараюсь ставить следующую цель, к которой стремлюсь, ищу в себе что-то, что надо улучшить. Мне трудно поверить, что стакан наполовину полон. Лично я склонен считать, что он наполовину пуст.

Кого вы играете во „Властелине войны“?

Возьмите главного героя „Лица со шрамом“ и замените наркотики на оружие — получится мой персонаж. Он занимается контрабандой и все время вычисляет, в какой стране политический климат будет наилучшим образом способствовать его обогащению… У него нет никаких этических понятий, есть только калькулятор. Это очень политическое кино.

Фильм решили снимать в Южной Африке. Почему именно там?

Это чудесное место, где можно снимать практически любую натуру. Действие происходит во многих местах — на Манхэттене, Украине, в Либерии. Южная Африка стала отличным выбором — очень удобно и не так дорого.

А вы не думали о том, чтобы сбавить темп и поменьше работать?

Все время об этом думаю. После „Великолепной аферы“ я почти год выбирал следующую картину — ею стало „Сокровище нации“. Я жду-жду, а потом как бы делаю рывок — когда на горизонте появляется сценарий, способный по-настоящему меня заинтересовать.

Вы слушали рок-н-ролл в детстве?

Как ни странно, нет. Мой дед, Кармин Коппола, был прекрасным композитором и дирижером, в нашем доме всегда звучала классическая музыка. Я не хотел обижать деда, слушая рок-н-ролл: старался заслужить его одобрение. Для рок-н-ролла я созрел гораздо позже.

Что же вас подтолкнуло?

The Beatles, Дэн Элиас. Я люблю и слушаю их до сих пор.

Вас всегда интересовала американская история — Декларация независимости, Конституция и все такое?

Да нет… Вообще-то меня больше интересовала история Древнего Рима. Но для этого фильма я наконец посетил все наши священные достопримечательности — например, Зал Независимости.

За вашим персонажем стоит давняя семейная традиция, и свою веру, которую никто больше не разделяет, он тоже получил по наследству… В вашей знаменитой семье есть что-либо подобное?

Я очень горжусь моей семьей, горжусь тем, что это очень творческие люди. Но за все надо платить. Ведь, если можно так выразиться, обратная сторона творчества — эксцентричность.

Ваш персонаж совершает некоторые поступки, зная, что ошибается, — во имя благой цели. А вы способны на какой-нибудь неординарный поступок ради того, чтобы получить роль?

Уже нет. Вот если бы вы спросили меня об этом, когда мне было 18, — о, тогда — да! Я ведь так и поступал. Например, тот жуткий таракан в „Поцелуе вампира“ — мне в самом деле пришлось его съесть! Но сейчас-то я считаю, что дело того не стоит: я очень хочу сохранить счастливый баланс между работой и жизнью.


КЛАН КОППОЛА

ДЕДУШКА:
Кармин Коппола.

Влиятельный в 1930-40-е годы композитор, дирижер, аранжировщик и флейтист, в 1960-х переключился на сочинение музыки к фильмам. Получил „Оскара“ за музыку ко второй части „Крестного отца“. Скончался в 1991 году.

ДЯДЯ:
Френсис Форд Коппола.

Зубр американской режиссуры, один из тех, кто в 1970-е годы поднял двумя „Крестными отцами“ и „Апокалипсисом сегодня“ американское кино из растерянного застоя. Трижды получал „Оскара“. Фактически — глава клана Коппола.

ТЕТЯ:
Талия Шайр —

актриса, сыгравшая почти в пятидесяти фильмах. Самые известные роли — Констанца Корлеоне в „Крестном отце“ и Эдриан, девушка главного героя в „Рокки“.

БРАТЬЯ:
Марк Коппола -

диск-жокей и по совместительству актер. Играл в дюжине фильмов — в том числе у дяди Френсиса в „Апокалипсисе сегодня“ и „Клубе «Коттон“», а также в „Поцелуе вампира“ (вместе с Кейджем) и у брата Кристофера в „Бель Эйр“.
Кристофер Коппола -
перспективный кинорежиссер. В детстве снимал на любительское видео репризы маленького Николаса Кейджа, потом, закончив Институт искусств Сан-Франциско, начал делать суровое мужское кино — нуары, вестерны и экранизации комиксов.

ДВОЮРОДНАЯ СЕСТРА:
София Коппола -

режиссер, сценарист и актриса. Продолжила традицию семьи, получив „Оскара“ за сценарий „Трудностей перевода“.

ДВОЮРОДНЫЕ БРАТЬЯ:
Джейсон Шварцман -

многообещающий актер («Рашмор«,“Слакеры»,»Агент «Стрекоза»»). В 2006 году Джейсон поразит нас исполнением роли Луи XVI в «Марии-Антуанетте» Софии Копполы.
Роман Коппола -
широко известный в узких кругах режиссер (снял всего один, но очень артхаусный фильм «Агент «Стрекоза»») и актер (анонимно появлялся во второй части «Крестного отца», «Апокалипсисе сегодня» и «Призрачной угрозе»). Родной брат Софии Коппола.