Москва
Москва
Петербург

Давайте потанцуем? Интервью с Джоном Траволтой

Джон Траволта играет, поет, танцует, управляет собственным самолетом, получает по 20 миллионов за фильм и снова играет — на этот раз гангстера Чили Палмера из «Достать коротышку» в сиквеле «Будь круче».

Бонни Сиглер: Как вы думаете, актер Джон Траволта мог бы подружиться со своим героем из фильма «Будь круче» - гангстером Чили Палмером?

Джон Траволта: Интересный вопрос. Никогда об этом не думал. Единственная черта Чили, которая свойственна и мне, — нежелание открыто критиковать людей. Но я бы вряд ли смог выжить в мире гангстеров. Чили бесстрашен. Он напоминает мне Джеймса Бонда — того, каким играл его еще Шон Коннери.
Б. С. Хотя «Будь круче» - продолжение фильма «Достать коротышку», одна сцена (та, где вы танцуете с Умой Турман) напомнит зрителям другую знаменитую картину с вашим участием — «Криминальное чтиво»… Решили вспомнить былое?

Д. Т. На самом деле я предлагал режиссеру «Коротышки» Барри Зоненфельду станцевать и там, но он почему-то меня не поддержал. Я на него не в обиде. В конце концов, я же не обязан танцевать во всех своих фильмах. (Смеется.) Я же не танцевал в «Сломанной стреле», например!

Б. С. К счастью, вы не повторяетесь: ваш танец с Умой Турман совсем не похож на танец из «Криминального чтива».

Д. Т. Мне было важно, чтобы танец отражал суть характера Чили. Это должна была быть самба или босанова… что-то бразильское, из Серджо Мендеса, например. Режиссеру Ф. Гари Грею эта идея не нравилась, и тогда я сказал, что отказываюсь танцевать вообще. Но когда кто-то нашел песню, которую Мендес записал с группой Black Eyed Peas, все решили, что моя идея была гениальной. (Смеется.) Я всегда ценил классику и считал, что все новое — это хорошо забытое старое: во всем старом есть класс. Тут же ко мне прибежала съемочная группа и стала говорить, что я гений. В «Криминальном чтиве» наши с Умой герои были на взводе, они как будто танцевали со смертью. Здесь же мы танцевали ради жизни — расслабленно и более традиционно.

Б. С. Актер Скала говорил, что ему было легко сниматься с вами: вы делаете все, чтобы окружающие чувствовали себя комфортно…

Д. Т. Мне очень важно, чтобы все люди, задействованные в работе над фильмом, приходили на съемки с удовольствием и не ощущали неудобств. Иногда я даже предупреждаю их желания — когда понимаю, что им неловко что-то требовать или просить. Я сам никогда не стесняюсь это делать, если мои желания помогают работе. В конце концов, у меня огромный опыт: 30 лет в кино! Наверное, это еще одна черта, объединяющая меня с Чили Палмером: понимать, что нужно людям, и пытаться решить их проблемы.

Б. С. Почему «Будь круче» был снят только через 10 лет после «Достать коротышку»? Говорят, что многие актеры, в том числе и вы, потребовали слишком большой гонорар…

Д. Т. Нет, выход «Будь круче» так задержался по другой причине. Элмор Леонард, по книге которого был снят «Достать коротышку», посмотрел фильм, и тот так ему понравился, что он решил написать продолжение. Что и заняло у него несколько лет.

Б. С. В чем состоит «крутость» Чили?

Д. Т. В каком-то смысле мой герой — этакая современная американская версия Джеймса Бонда, с той разницей, что Чили вырос среди уличных гангстеров. «Крутость» Чили можно интерпретировать по-разному. Для меня она заключается в его бесстрашии. Кроме того, он умен и любопытен. Это позволяет ему быстро принимать решения и адаптироваться к новым обстоятельствам. Возможно, «крутость» Чили в том, что у него получается все, за что он берется. Недавно мы болтали с Дастином Хоффманом и Шоном Коннери — им обоим очень нравится Чили. Хоффман даже принялся меня расспрашивать: «В чем секрет обаяния Чили? Как ты его сделал таким?„ (Смеется.) Я ответил: “Не забывай, что Чили очень любит кино и легендарных киногероев!„ Другими словами, он искренне, можно даже сказать, романтично любит фильмы, музыку, вообще искусство, что довольно забавно — все-таки он суровый и циничный гангстер. Он не просто живет — он прокручивает в голове, как в той или иной ситуации повел бы себя Кэри Грант или Джеймс Бонд. Можно сказать, что он такой собирательный герой, позаимствовавший лучшее у лучших.

Б. С. Такое впечатление, что в фильме вам осветлили глаза.

Д. Т. Да, действительно, у меня здесь глаза светлее, чем обычно. Мне за последнее время уже несколько раз сказали: “Странно, как так получилось, что во втором фильме ты выглядишь лучше, чем в первом?„ (Смеется.) Перед „Будь круче“ я снялся в „Любовной лихорадке“, где играл опустившегося больного алкоголика и поэтому должен был выглядеть старше своих лет. Было приятно пережить трансформацию из седого старика в живчика Чили Палмера.

Б. С. В „Будь круче“ вас на экране гораздо меньше, чем в „Достать коротышку“. Почему?

Д. Т. Во второй книге Леонарда больше героев, и им, соответственно, нужно было дать больше времени в фильме. Получилось — за мой счет. (Смеется.)

Б. С. Очень смешно здесь сыграл актер Винс Вон, с которым вы уже снимались в жестокой драме „Скрытая угроза“. Каково было работать с ним снова?

Д. Т. Мы с ним смеемся на съемках не меньше, чем зрители — над его героями. Он просто не может не быть смешным: чувство юмора у него в крови. На съемках „Скрытой угрозы“ мы веселились, как дети, и весь гнев режиссера Гарольда Беккера был направлен на Винса, потому что он моложе. А я всегда выходил сухим из воды.

Б. С. Послушать вас, так вы ведете себя как подросток-хулиган…

Д. Т. Я с самого начала своей карьеры вел себя как большой ребенок, и из-за этого у меня постоянно были неприятности. К счастью, со временем люди стали относиться к моим выходкам, как к милым чудачествам звезды, — все-таки сейчас со мной больше считаются, чем в молодости. Наверное, я типичный представитель поколения, чьи подростковые годы пришлись на конец 60-х и начало 70-х. Тогда приветствовалось стремление направлять бьющую через край энергию в творчество, в моем случае — в желание играть. Как только у меня отнимали возможность заниматься любимым делом, я становился невыносимым… Меня всегда переполняло желание игры — не только на сцене, но и в жизни. Я практически не могу работать, если не получаю удовольствия. Сначала я думал, что это происходит только со мной и что у меня что-то не в порядке с головой. (Смеется.) Но когда я познакомился с Марлоном Брандо и узнал, что он точно так же относится и к жизни, и к работе, я полностью излечился от своих комплексов. Я решил, что если уж у великого Брандо вечно шило в одном месте, то и со мной все в порядке.

Б. С. Премьера „Будь круче“ состоялась в Америке в День святого Валентина. В вашей жизни хоть раз произошло в этот день что-нибудь романтичное?

Д. Т. На самом верху здания “Радио Сити Мюзик Холл» в Нью-Йорке есть танцплощадка под названием «Радужная комната». Так вот, мы с женой Келли ходим туда каждый год: ужинать и танцевать между сменами блюд. Закуски — танец, суп — опять танец, и так далее.

Б. С. Келли тоже хорошо танцует?

Д. Т. Потрясающе.

Б. С. Так, с «Будь круче» разобрались. Что дальше?

Д. Т. Фильм «Одинокие сердца» - на пару с Джеймсом Гандольфини (исполнитель главной роли в сериале «Клан Сопрано». — Прим. Time Out). Это драма о двух детективах. Так что, насколько я знаю, никаких танцев не предвидится.


5 танцев Траволты:

Лихорадка в субботу вечером

Бриолин

Кто бы говорил

Криминальное чтиво

Любовная лихорадка
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация