«Черешневый лес»: вспоминаем лучшее
Самые знаковые события фестиваля за 10 лет существования.
Насколько и кому бы это ни показалось странным, «Черешневый лес» выглядит пока самой приличной культурной мультимедийной инновацией для Москвы. Он, бесспорно, консервативен, не всегда безупречен по вкусу, в нем ощутим дух кумовства, когда хорошему застолью уделяется больше внимания, чем умному кураторству. Но все же в «Черешневом лесе» чувствуется дыхание живой жизни: он, как насос, заставляет работать режиссеров, кураторов выставок, музыкантов и тем самым создает хоть какое-то движение ветра при полном штиле.

























2003 «Черешневый экспресс» Москва — Санкт-Петербург
В 2003 году фестиваль, который первые два года был довольно камерным и чисто музыкальным, проходил сразу в двух городах — Москве и Санкт-Петербурге. 250 артистов, музыкантов и других участников фестиваля отправились на «Черешневом экспрессе» в Северную столицу. Помимо традиционного вагона-ресторана в составе был еще вагон-салон, где звучала специальная салонная музыка. С Московского вокзала гостей мчали по Невскому проспекту конные экипажи, а вечером более 1000 зрителей на нескольких пароходах отплыли от Дворцовой набережной к Кировскому заводу, где в гигантском тракторосборочном цехе состоялся показ коллекции Bosco Family. По нескончаемому подиуму в качестве моделей дефилировали знаменитые артисты, спортсмены и телеведущие.


Гала-вечер Римского балета
«Черешневый лес» привез на гастроли балет Римской оперы; в России впервые были показаны «Игры» Вацлава Нижинского.
Раритет, вещь совершенно уникальная — балет Нижинского исчез со сцены почти на девяносто лет, и существовали лишь легенды о нем. Говорили, что в трио, играющем в теннис и флиртующем друг с другом в разных комбинациях, Нижинский зашифровал Дягилева и двух его любимцев. Американские балетные архивисты Миллисент Ходсон и Кеннет Арчер восстановили спектакль для Римской оперы, и итальянцы сыграли в дягилевскую антрепризу бережно и нежно. А легендарная балерина Карла Фраччи, вышедшая в роли, когда-то придуманной для Карсавиной, заставила публику невежливо вспоминать, сколько ей лет, и, пересчитав, восклицать: «Да не может быть!»


Ингеборга Дапкунайте
Я вспоминаю «Черешневый экспресс» как одно из самых невероятных путешествий. Мы сели в поезд, до мелочей выдержанный в советской стилистике, только очень чистый. Каждому выдали набор: помню, там была непременная для всех советских путешественников курица, тархун, дорожный несессер, а вместо пасты — коробочка зубного порошка. Нас встречали извозчики на лошадях. Это было безумно интересно. Вроде поездка была недолгая, но событий — масса. Мы сажали деревья в Михайловском саду — символично, там раньше был вишневый сад. А на лестнице Русского музея состоялся концерт, на котором впервые вместе выступили Юрий Башмет и Владимир Спиваков. Вели концерт Олег Янковский и я. Было невероятно холодно, шел дождь. И мы грелись, закутавшись в желтые пледы, как две канарейки.


2004 Три пьесы Чехова
Больше трех лет «Черешневый лес» без театра вытерпеть не мог. Начался театральный бум, бушующий ныне. А фестиваль смог себе позволить крупный продюсерский проект: не просто привезти что-нибудь интересненькое на гастроли, а затеять нечто новое, что останется городу. Так возник замысел трех чеховских премьер. Две из них до сих пор идут с аншлагами. Миндаугас Карбаускис поставил «Дядю Ваню» не в подвальчике «Табакерки», а на сцене МХТ в роскошных декорациях Олега Шейнциса с мхатовскими звездами: Борисом Плотниковым, Дмитрием Назаровым, Олегом Табаковым и Ольгой Барнет. Любовная маета закупорена в душной застекленной террасе, как в террариуме. От нее хочется бежать, потому что все здешние любови безответны, но некуда, да и сил нет — жара.
Адольф Шапиро собрал для «Вишневого сада» уникальную компанию. Сценограф Давид Боровский сделал главным образом декорации знаменитый занавес с чайкой и заставил его двигаться, как когда-то в таганковском «Гамлете». А Шапиро поселил среди мхатовских актеров неслиянный с ними дуэт: Рената Литвинова (Раневская) и Сергей Дрейден (Гаев). Они другие, они как орхидеи, которые пытаются приживить в подмосковном парнике.


Дмитрий Назаров
По окончании спектакля я никак не мог подойти к банкетному столу. Потому что Олег Иванович Янковский, с которым на тот момент я даже не был знаком, в течение двадцати минут говорил мне какие-то хорошие, добрые слова по поводу «Дяди Вани» и, в частности, о том, как неожиданно я сыграл Астрова. Вот это было самым впечатляющим, удивительным, поразительным. А вообще это был стресс — сделать такую роль всего за полтора месяца, чтобы успеть к фестивалю.


Первая киноретроспектива фестиваля связана с именем Франко Дзеффирелли. Четыре года спустя маэстро привез в Москву свою книгу «Автобиография».

Весь этот джаз
За все время существования «Черешневого леса» знаменитый джазмен Игорь Бутман не пропустил ни одного фестиваля. А шесть лет назад стараниями Бутмана в Москву приехал легендарный джазовый гитарист Джордж Бенсон, который зажег сначала вместе со своим ансамблем, а потом и с отечественными музыкантами. Тот концерт, кстати, был полностью основан на импровизации, и артисты даже не репетировали вместе — оттого-то его до сих пор вспоминают московские любители джаза.


Сергей Дрейден
Я очень благодарен фестивалю, Олегу Табакову и Адольфу Шапиро за этот опыт, хотя не сразу принял решение. В частности, потому, что очень осторожен в отношении ближних партнеров. Но сразу стало понятно, что Рената Литвинова умна и в ней нет притворства. Поскольку у Чехова речь идет о близких родственниках, я увидел колоссальную возможность пародировать Ренату. Заразиться ее пластикой. В договоре был пункт: «Черешневый лес» обеспечивает выпуск спектакля, который может и не войти в репертуар театра. Но мы играем до сих пор, и, по некоторым отзывам, игра становится все более командной.
2005 Немецкий симфонический оркестр Берлина и Владимир Ашкенази
Пианист и дирижер Владимир Ашкенази, четверть века назад эмигрировавший в Израиль, а потом в Великобританию, нечасто появлялся в родной Москве даже после того, как Советский Союз приказал долго жить. «Черешневый лес» избавил московскую публику от тоски по Ашкенази, пригласив его вместе с одним из достойнейших оркестров Европы — Немецким симфоническим оркестром Берлина, в компании с британским виолончелистом Линном Харреллом. Вечер стал событием не только в рамках фестиваля, но и всего музыкального сезона.

2006 Наш современник Леонардо
Выставка изобретений XV века потрясла ГУМ. Около 80 объектов, реализованных проектов Леонардо да Винчи, выглядели гостями из иной реальности, где прошлое перемешано с будущим. То, что когда-то казалось чистой фантастикой, вроде прототипов велосипеда и похожего на черепаху танка, давно реализовано и используется — полностью или частично, но на выставке «Наш современник Леонардо. Механизмы. Машины. Эскизы» фантастические механизмы и понятные конструкции (землеройные машины, печатные машины) смотрелись как ожившие динозавры.

2007 Резо Габриадзе «Локомотив»
В 2007 году «Черешневый лес» помог осуществить мечту самому Резо Габриадзе: он поставил спектакль о любви двух локомотивов. В мире его театра марионеток все живые и любящие. И если когда-то птичка Боря готов был пожертвовать жизнью ради любимой им Вивьен Ли на экране летнего кинотеатра («Осень моей весны»), а муравьиха голосом Лии Ахеджаковой произнесла самый проникновенный плач о войне, то и среди паровозов легко обнаруживаются свои Ромео и Джульетта.


Резо Габриадзе В Москве прошло больше половины моей жизни, я здесь много работал. И идея этого спектакля родилась и обсуждалась с моими друзьями — организаторами «Черешневого леса» — в Москве всякий раз в кафе за чашкой чая или кофе. Я с детства, как, наверное, и все, любил локомотивы, собирал их и рисовал, а когда-то написал о них рассказ — «Эрмон и Рамона», который стал основой спектакля. Для меня этот спектакль — попытка воссоздать утерянную возвышенность, которую сегодня называют пафосом и отторгают. В театре марионеток я решаю задачи для драматического театра. И очень благодарен драматическим актерам, озвучившим локомотивы и прочих персонажей спектакля, — Андрею Толубееву, Алексею Петренко, Сергею Гармашу и Алисе Фрейндлих. Светлая память Кириллу Юрьевичу Лаврову, закончившему эту работу за две недели до кончины.


Выставка Амедео Модильяни
«Встречи с Модильяни» — первая ретроспектива известного художника в России. Тщательно собранная по множеству знаменитых музеев и уважаемых частных собраний, она стала подарком к юбилею директора музея, где каждую весну принимают любителей черешни, — Ирины Антоновой. Невероятными трудами было добыто тридцать картин, столько же рисунков и единственная скульптура. Многочисленные длинношеи и редкие лежащие обнаженные на время компенсировали полное отсутствие произведений художника в отечественных собраниях.


«Болеро» Брониславы Нижинской
Сестра знаменитого танцовщика и не менее чем он знаменитый хореограф сочинила для Иды Рубинштейн суровую историю о пляшущей на столе в кабачке испанке. «Балет в стиле Гойи» — такую задачу она ставила перед собой и эту задачу выполнила. В антрепризе Рубинштейн не хватало танцовщиков, и роли испанских мачо исполняли девушки с наклеенными усами; три четверти века спустя одна из этих девушек, Нина Юшкевич, восстановила уникальный балет в Окленде; фонд Андриса Лиепы перенес его в Россию, заняв корду «Кремлевского балета» и сотворив копродукцию с фестивалем «Черешневый лес». И выяснилось, что из Илзе Лиепы получается отличная, грозная и величественная байлаора.

«Полвека итальянской моды»
На этой выставке в «Петровском пассаже» была собрана не просто продукция разнообразных итальянских марок (многие из которых представлены в магазинах Bosco), не просто костюмы знаменитых итальянских кутюрье. Все экспонаты были с историей. Пижама, в которой щеголяла Клаудиа Кардинале в «Розовой пантере», балетки Одри Хепберн от Сальваторе Феррагамо, атласное платье от Эмилио Федерико Шуберта, сшитое для Джины Лоллобриджиды, черно-красный шедевр Ренато Балестро «Кармен», посвященный Марии Каллас, и смокинг от Бриони, в котором Пирс Броснан сыграл своего последнего Бонда в фильме «Умри, но не сейчас». Самая пикантная история была связана с сутаной от Сорелле Фонтана. Увидев ее на актрисе Эве Гарднер, Феллини захотел нарядить в такую же Аниту Экберг в «Сладкой жизни». Но пышные формы шведки никак не помещались в платье. Пришлось заказывать дубликат размером побольше.

2008 «Конек-Горбунок»
«Черешневый лес» сделал еще один рискованный шаг. «Конек-Горбунок» — первый оригинальный бродвейского масштаба мюзикл, поставленный в России, причем для детей. Однако разухабистая сказочка о царях и дураках, придуманная режиссером Евгением Писаревым, драматургами братьями Пресняковыми на музыку группы «Несчастный случай», стала любимым развлечением не только детей, но и их родителей. Это первый утренник, который начали заказывать на вечерние новогодние корпоративы.


Евгений Писарев
Такого большого проекта, как эта детская сказка, в моей жизни не было. Такое количество народу на сцене, танцев, песен. И дебют всей той машинерии, которая была установлена еще во времена Ефремова. Я приступил к работе за год — это же ведь оригинальный продукт, не адаптация какого-то мюзикла. А накануне премьеры, когда выяснилось, что непригодна декорация, фестиваль оперативно протянул руку помощи. Что потребовало от Куснировича не только финансовых вложений, но и мужества — непросто было перенести премьеру и заставить всех VIP-персон прийти в другой день. «Черешневый лес» пошел на это, еще не зная, что за продукт получился. А в результате «Конек» стал, наверное, самым урожайным на награды проектом фестиваля.


«Любовный напиток» Доницетти в исполнении Михайловского театра
Одна из самых популярных опер бельканто появилась в Москве в тот момент, когда публика жаждала не режиссерских изысков, а просто красивого пения. В главной мужской роли красовался один из лучших итальянских лирических теноров Франческо Мели, за дирижерским пультом стоял Даниэле Рустиони, придавший партитуре естественную красоту и прозрачность звучания. Бисировавший знаменитый романс Неморино Франческо Мели живо напомнил об одной из аутентичных традиций итальянского театра дважды слушать понравившуюся арию.