Москва
Москва
Петербург

"Вот это сюжет! Вот это подвиг!"

Отец Иоанн (Охлобыстин) написал сценарий выходящего в прокат боевика «Параграф 78». Корреспондент Time Out узнал, почему священник сочиняет сюжеты о космическом спецназе, а не о православии.

Актер, режиссер и отец шестерых детей Иван Охлобыстин, рукоположенный в священники в 2001 году, — идеальный образ для сценария о богемном грешнике, зажившем праведной жизнью.Между тем сам он пишет киносценарии один жестче другого: «ДМБ», «Даун Хаус«,»Мусорщик»… Боевик «Параграф 78» о команде спецназа, которая становится заложником зараженной опасным вирусом военной базы, был снят по давнему рассказу Охлобыстина. Сценарии, написанные священником еще до принятия сана, догоняют его до сих пор. Но он от них не отрекается — отрекаться, по словам Охлобыстина, ему не свойственно.

Когда у вас спрашивают, богоугодное ли это дело — написание сценария, вы обычно отвечаете, что вам надо кормить шестерых детей, поэтому богоугодное. Но по вашим сценариям видно, как вам нравится эта работа. Неужели дело только в том, что надо кормить детей?

Процентов на тридцать — да. Я бы от трети заказов отказался и сконцентрировался бы на серьезной литературе. Я не могу, предположим, вернуться к написанию романа: мне нужны деньги. Деньги от сценариев идут гарантированно. А от книг — нет.

Сколько сейчас платят за хороший сценарий?

Я беру полтинник в евро. Всегда прошу треть или половину задатка. Но прошу не из жадности. Просто знаю себя: когда ты денег должен, работать надо, и уже никуда не денешься. А когда появляется неопределенный заказчик с неопределенной идеей и неопределенным бюджетом, это расхолаживает сценариста.

Это правда, что у вас сценарии получаются легко и быстро?

Быстро — да, но все равно утомительно. У меня такой метод: я сначала обдумываю. Не сижу за компьютером и потею, а бестолково гуляю по городу: катаюсь на машине, болтаюсь по бутикам гэджетов или занимаюсь мордобоем на татами. А когда уже обдумал, сажусь и часов восемь-девять печатаю. Вот сценарий готов. Потом отдыхаю три-четыре дня и уже довожу его до ума, прописываю диалоги, зачищаю логические связи.

Вы помимо того, что написали сценарий «Параграфа 78», имели какое-то отношение к его съемкам?

Моя позиция такая: я пишу сценарий — и все. В работу над фильмом не лезу. Я сам был режиссером и знаю, что такое мутный сценарист с лохматой головой, который постоянно бубнит, что его глубокие мысли неверно выражаются. Я не из таких. Единственное, для чего мне пришлось подключаться, — надо было кое-что переписать, осовременить сценарий.

Когда он был написан?

Году в 1995-м, если не раньше.

То есть задолго до принятия вами сана?

Сильно задолго. Помню, ко мне приехал режиссер Миша Хлебородов и сказал,что ему нужен боевик. Я привык боевики смотреть, но никогда не думал, что буду их писать.И я подумал, как бы сделать так, чтобы это был боевик, но не боевик. И взял за основу психологический роман. Есть такое понятие «комедия положений», а я сделал «трагедию положений», или «драму положений». Ну и драки, само собой, вписал.

Чем хорош «Параграф 78»?

Это необычный боевик. Хотя и тот, кто любит боевые единоборства, будет очень доволен. Если продюсер Юсуп Бахшиев выпускает кино, то он за драки отвечает. Он в материале и все доводит до ума. В «Параграфе 78» все построено на отношениях мужчины и женщины, на сложности выбора, на множестве внутренних человеческих конфликтов, плюс это замыкается безысходностью ситуации и очень своеобразно решается в финале. Я не скажу, что в ортодоксальном плане это правильный фильм. Но он и не неправильный. Этот вопрос еще не решен. «Параграф 78» - это не моя выдумка, а реальность. Он есть в любом военном экспедиционном уставе: в случае вероятности заражения вся группа подлежит самоуничтожению.

Российское кино набирает обороты. Как вам кажется, мы идем своим путем или подстраиваемся под Запад?

Есть четкий общий шаблон, он нам еще от греков достался. Сначала необходимо представить главных персонажей. Потом потешить зрителя, чтобы не уснул. Потом мыслишку выдать какую-никакую. Потом развить ее. Потом опять напомнить, что за персонажи… Ну и в финале, что ожидаемо, закончить.

Вот, собственно, и весь учебник по драматургии.

Четвертая минута — действие, восьмая — проникновенный разговор. Персонажи не могут возникать ниоткуда. О них как минимум нужно хоть что-нибудь сказать. В кино общий план хорошо монтируется с крупным и плохо со средним — если это, конечно, не Жан Люк Годар… Так что мы если и подстраиваемся, то в границах общего профессионального шаблона. И это очень хорошо. Пусть остается авторское кино, но пусть исчезнет непрофессиональное. Потому как сидишь иной раз в зале, купившись на фразу «бюджет фильма — миллионы долларов„, и невольно ловишь себя на мысли, что его создателей надо привлечь к уголовной ответственности за бездарно потраченное время такого количества зрителей.

Почему отец Иоанн до сих пор ничего не сделал в кино на религиозную, православную тему?

А потому что абы как не хочу делать, не готов еще, не время, да и с сюжетами засада. Была хорошая идея у покойных режиссера Никиты Тягунова и сценариста Нади Кожушанной сделать ленту о Варавве, которого отпустили вместо Христа. Но она так и ушла вместе с ними. Или, например, я бы с удовольствием увидел фильм о святой Ксении Петербуржской. У нее очень интересная история. Ну представьте себе, женщина в 26 лет, овдовев, начала бродить по городу и называть себя именем мужа. Ее несколько раз освидетельствовали на предмет психической аномалии в сумасшедших домах, потому что родственники мужа считали, что она таким образом оскорбляет его память. Но это ни разу не подтвердилось, психически она была абсолютно здорова. Но тем не менее остаток дней своих — целых 45 лет! — она провела на улицах, называя себя именем мужа. До какой степени надо было любить его! И вот если бы снять фильм начиная с того момента, когда барышня вышла замуж за придворного певчего, и закончить тем периодом, когда стала святой. Вот это сюжет! Вот это подвиг!

Назовите пятерку лучших фильмов о христианстве по версии Ивана Охлобыстина.

На первом месте все-таки „Евангелие от Матфея“ Пазолини. Потом „Бен Гур“ — это фильм 50-х годов о еврейском аристократе, который все время находится где-то рядом с Христом, причем самого Христа не показывают. Это в большей части приключенческое кино, но оно и религиозное, поскольку в каждом кадре мысль: „Бог где-то рядом“. Третье место — „Андрей Рублев“. Потом „Остров“ - очень хороший фильм. Ну и „Страсти Христовы“ так, ничего. Мел Гибсон — дотошный. Простые чувства он выражает в простых фильмах, в хорошем понимании этого слова. Что его мучило — то он на экране и излил. Ему Иисуса Христа жалко- он это, в общем, и показал. Там мысли-то особой нет. Но сам факт, что так душевно мужичок за веру выступает, радует. Все остальное — либо я не вспомнил, либо аляповатая баптистская чепуха и духовный фаст-фуд… А, кстати! Забыл назвать еще один хороший религиозный фильм — “Иисус Христос — суперзвезда».

19 февраля 2007
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация