Уличная культура в Лондоне и Москве
О том, как проходила лондонская премьера «Выхода через сувенирную лавку».
Секретный кинотеатр Бэнкси Прежде чем «Выход через сувенирную лавку» вышел в британский прокат, Бэнкси со своими друзьями успел построить подпольный кинотеатр, который окрестил «Ламбет Палас» (по имени резиденции Архиепископа Кентерберийского), для того чтобы устроить здесь премьеру и показывать фильм в течение недели. Приглашенные заходили в мрачноватый подвал по красной дорожке, намалеванной прямо на асфальте — она даже еще не успела просохнуть. Бэнкси придумал достойное применение туннелям и подвалам, скрывающимся под Лик-стрит около вокзала Ватерлоо. В 2008 году там уже проходила его выставка «Cans Festival». Художник снова поставил у входа сгоревшую машину для попкорна, а также отвратительно верещащие игрушечные хот-доги, которые выставлялись в его нью-йоркском «Магазине домашних животных». Также не забыл он и про камин, где тлели холсты с репродукциями известных картин. А на стене — граффити огромных размеров, на котором Королева украшает голую кирпичную стену знаком анархии.

Бэнкси — гений маркетинга. Каждый, кто приходил на сеанс в Лондоне, получал аэрозоль с краской от милой девушки в комбинезоне мороженщика. Получив банку, нужно было сразу же ей воспользоваться и что-нибудь изобразить. Разумеется, Time Out никоим образом не оправдывает такой вандализм, и мы, при каждой попытке опровержения вышеизложенного аргумента, умываем наши натруженные, перепачканные краской руки. Но вот интересно, что придумают наши московские прокатчики с «Выходом через сувенирную лавку»?

Да забей ты уже на стенку! Официоз и симулякры — вот два главных врага московских граффитчиков. Текст Хихуса Недавно наш город хорошо украсили. Сначала неизвестные граждане прошлись по столице с трафаретиком «Who the fuck is Banksy?». А на днях уличные художники создали на Хохловке стенку-рефлексию на тему нового фильма «Выход через сувенирную лавку». В акции принимали участие представители граффити-групп BTK, FUNK FANATIX и DERY, а также стрит-артист Карина Кино. Роспись была выполнена прямо поверх изображения гимнастки, прославлявшей грядущую Олимпиаду в Сочи.

Вопрос организатору Михаилу Огеру:

— А гимнастка-то чем не угодила?
— Да ну ее, официоз заказной. Пусть в Сочи стенки и размалевывают своей пропагандой.
— Считаете, у вас красивее получилось?
— А мы и не собирались делать красиво. Это акт социального протеста. Разрушение официозных симулякров, если по Бодрийяру.
— Ого! Значит, вы не просто так на стенках пишете, а основываясь на трудах современных философов?
— Ну, можно и так повернуть.

Пока авторы рисуют, хожу и пристаю к ним с вопросом, а что бы они написали в лифте своего кумира. Вообще в любом лифте. Почти все отвечают: свое имя. Мне это кажется довольно бессмысленным. После некоторой дискуссии многие сходятся на таинственном слове ACAB. Эта аббревиатура означает «All cops are bastards». Не в смысле, что граффитчики против милиции. Это намного шире. Имеется ввиду общее недовольство обществом и социальными клише. Кстати, далеко не все на акции цитируют Бодрийяра. За граффитчиков говорит в основном Огер, а сами они весьма немногословны. Они ведь художники, их больше интересует визуальная часть, чем речи.

— А какой смысл писать это так, что, во-первых, прочесть невозможно, а вовторых, никто не знает значения этого сокращения?
— Ну, если ты во всем смысл ищешь, то это не к граффитчикам, — отвечают люди с баллончиками. — Это к стрит-артистам. Интересно, а в чем же разница? Оказывается, в том, что стрит-артисты рисуют сюжетные картинки, часто с социальным подтекстом. Именно к таким относится Бэнкси. А граффитчики-бомбисты создают яркий цифробуквенный образ. Работают со шрифтами и цветом. Запечатлевают себя там, где нельзя, и быстро убегают. И в этом видят смысл своих акций. Причем, как они заявляют, им все равно, сможет ли зритель эти надписи прочесть или нет. Они-то своих узнают.

Кстати, у граффитчиков много своих мест, где власти и жильцы давно (как они выразились) забили на стенки. В Питере есть огромные дворы, надписи в которых непрерывно обновляются, возникая одна поверх другой. А в некоторых городах есть даже свои граффити-фестивали. Михаил Огер как раз готовит такой в Перми. Напоследок задаю такой вопрос:

— Вот когда меня друзья-художники гуляли по Лондону и показывали картинки Бэнкси, они почему-то все время говорили «she». Как бы вы отнеслись к тому, если бы Бэнкси вдруг оказался девушкой? Никто ведь не знает, кто это на самом деле.
Все немного удивляются, потом смеются:
— А что, может, и девушка. Мы не против, так даже веселее получится.
Лично для меня самым главным во время акции стал момент, когда и мне дали порисовать на стенке из баллончика. Захватывающее ощущение! Пойду учиться красиво писать свое имя!