Амели идет на войну. История Одри Тоту
Что бы ни делала Одри Тоту, где бы ни играла, мир все равно запомнит ее как Амели — странную француженку, чья страсть помогать людям заслоняла собственное счастье. Пытаясь освободиться от назойливого образа, Одри снялась в «Долгой помолвке», новом фильме режиссера «Амели».

«Я не могу все время оглядываться назад и принимать решения, исходя из того, что зрители хотят видеть меня только в роли Амели, и больше ни в какой другой. Я предпочитаю думать, что все фильмы с моим участием одинаково важны — и не имеет значения, принесли они продюсерам кучу денег или нет„. Любая актриса расшиблась бы в лепешку ради такой роли: после того как три года назад Одри Тоту хитро сощурилась в камеру в “Амели„, ее узнают даже маленькие дети. Но такая роль может сослужить и плохую службу — что остается делать, когда всемирная слава позади, тебя не хотят видеть другой, а тебе всего 26?

Фильм Жана-Пьера Жене стал самой прибыльной французской картиной в американском прокате за всю историю кино (только в июне 2002 года он собрал $33 миллиона). В Москве “Амели„ не сходила с экранов больше двух лет. И даже в Гонконге популярность была так велика, что любой новый фильм с участием Тоту шел под названием “Амели-2„, “Амели-3„ и так далее.

К счастью, в Одри Тоту, несмотря на всю ее трогательность и кажущуюся беззащитность, есть какая-то внутренняя сила и цельность, полвека назад не позволившая погубить карьеру ее знаменитой тезки Одри Хепберн. Та тоже проснулась знаменитой после своего первого фильма и умудрилась в дальнейшем сниматься в лентах одна лучше другой. Но только сами звезды знают, сколько нужно было ждать, пока пришел успех.

Одри Тоту родилась во французском городке Бомон в семье зубного хирурга и учительницы. В детстве она мечтала стать приматологом: специалистом по обезьянам. Но артистические наклонности взяли свое: после очередного конкурса из серии “Алло, мы ищем таланты„ в 1995 году Тоту оказалась в Париже, где начала сниматься на телевидении. Все изменилось в 1999-м, когда режиссер Тони Маршалл утвердила Одри Тоту на роль второго плана в феминистской комедии “Салон красоты „Венера“„. “Я была настолько зажатой и неуверенной в себе, что ответила режиссеру: „Наверное, вы ошиблись номером. Вам нужна другая актриса“„, — рассказывает Одри Тоту. За эту работу она получила самую престижную кинопремию Франции “Сезар„. Но еще до того как актрису признали “открытием года„, ее лицо на афише увидел Жан-Пьер Жене. Режиссер как раз обдумывал, кто бы мог сыграть главную роль в скромном фильме “Амели„: утвержденная им Эмили Уотсон только что отказалась сниматься.

Успех “Амели„ во всем мире был огромен. Тогда актрисой заинтересовались и в Голливуде. С помощью американских киностудий Тоту быстро могла бы стать представительницей Франции в глазах остального мира: как Пенелопа Крус -
представительницей Испании, Моника Белуччи — самой известной итальянкой, а Франка Потенте — соответственно, немкой. Одри эта перспектива показалась неинтересной: “После неожиданно свалившегося успеха мне, наоборот, захотелось спрятаться и какое-то время сниматься только в родной Франции„.

Что она и сделала. В “Любит — не любит„ (2002) сыграла милую девушку, которая вдруг превращается в надоедливую маньячку. Потом — совсем крохотную роль бывшей подружки главного героя в “Испанке„ Седрика Клапиша. А когда решила наконец дебютировать в англоязычном кино, выбрала не голливудский блокбастер, а мрачную драму про торговлю человеческими органами — “Грязные прелести„ знаменитого британского режиссера Стивена Фрирза.

Задача перед Тоту стояла нешуточная — ей предстояло играть не просто на английском, но еще и с турецким акцентом. “Чтобы вжиться в роль, я стала общаться с живущими в Лондоне турчанками, — вспоминает она. — Если бы меня вовремя не остановили, я бы поехала в Турцию изучать местные обычаи. Но все-таки удержалась. Как видите, я не очень серьезно отношусь к своим профессиональным обязанностям„.

Что бы ни говорила Тоту, все, что она делает, убеждает зрителей: успех “Амели„ не был случайностью. В прошлом году она сыграла в оперетке французского классика Алена Рене “Только не в губы„ (где ей пришлось петь, обращаясь с экрана к зрителям, как в старых добрых мюзиклах). Затем провела несколько месяцев в Нью-Йорке, снимаясь в романтической комедии Эмоса Коллека “Хеппи-энд„ в роли французской актрисы по фамилии Шипзик, грезящей о голливудской карьере. На вопрос о том, когда же наконец мы увидим Тоту в большом американском блокбастере со спецэффектами, она отвечает: “Никогда не мечтала играть в фильмах с названиями вроде „Тварь из космоса-3“„.

Пример других французских актрис, сделавших международную карьеру, — Жюльетт Бинош или Софи Марсо — ее не вдохновляет: “Не знаю, может, я просто не готова зарабатывать по двадцать миллионов за фильм. Зачем мне двадцать миллионов?„ Зато она с удовольствием согласилась сняться в новом фильме Жана-Пьера Жене — режиссера, повинного в главном повороте ее судьбы. В “Долгой помолвке„ Одри Тоту играет хромую деревенскую девушку, которая получает известие, что жених ее погиб где-то на фронтах Первой мировой. Матильда — так зовут героиню -
отказывается поверить в страшную новость и отправляется на поиски любимого.

Фильм оказался в центре скандала еще до выхода в прокат. Французские чиновники от культуры отказались выдвигать “Долгую помолвку„ на “Оскара„ в номинации “лучший иностранный фильм„: картина Жене частично профинансирована голливудской студией Warner Bros — и продвигают “Хористок„ режиссера Кристофа Барратье. Но американцы так хотят наградить именно “Долгую помолвку„, что готовы выпустить ее в прокат пораньше, лишь бы картина успела попасть на “Оскар„ в основной номинации — “лучший фильм года„.

Может, настойчивая любовь американцев смягчит сердце француженки и она все-таки переедет в Голливуд, к большим гонорарам, машинам и бассейнам? “Нет, — говорит актриса. — Знаете, почему быть актером во Франции лучше, чем в Америке? У нас есть закон, по которому ни одна газета не может опубликовать фотографии актера без его согласия. То есть снимать можно, а печатать нельзя. Если такое вдруг случается — я сразу подаю в суд„. Рассеивая последние сомнения в своем нежелании добиваться “мирового господства„, Тоту вновь подписала контракт со своим соотечественником Седриком Клапишем. Вторая часть “Испанки„, где Одри будет играть, выйдет под названием “Русские куклы„. Все-таки не зря “Амели» шла в московских кинотеатрах больше двух лет.