Жак-Анри Лартиг

О мероприятии

Жак-Анри Лартиг фотографировал только богатых и знаменитых. С другими он просто не был знаком.

На снимках Лартига — вечный праздник. Летом — купание, прогулки, танцы, яхты; зимой — лыжи, коньки, снова танцы. Беззаботное бытие полностью определило фотографическое сознание отпрыска одной из самых богатых семей Франции — легкомысленное, изящное, необязательное, в своем роде совершенное и при этом ни на что не претендующее. И организованная при поддержке компании Sony московская выставка — лишнее тому подтверждение.

Получив в подарок камеру в семь лет (в 1901 году), мальчик фотографировал, что видел, — Ниццу, Куршевель, Канны, гонки на авто, первые самолеты, поднимавшиеся в небо, роскошных дам в стильных нарядах, принцев крови и знаменитых художников с прекрасными спутницами. Пока его сверстники играли в солдатики, он останавливал мгновения — все как одно прекрасные. Ему были даны не только богатство и свободное время, но и любопытство, праздничное ощущение жизни, умение видеть и ценить каждый ее миг. Камеры менялись, совершенствовалась техника, но другого мира для Лартига не существовало, равно как и необходимости становиться профессионалом (то есть работать за деньги) или даже звездой. Всю жизнь он снимал исключительно для собственного удовольствия, был счастлив, а по-настоящему прославился и стал получать первые заказы в 69 лет.

То утро в 1963 году, когда Лартиг проснулся знаменитым, мало что изменило для него — но не для истории фотографии. Сенсацией стала персональная выставка в Музее современного искусства Нью-Йорка, а обширную подборку его фотографий автогонок Гран-при 1912 года со страниц ноябрьского номера журнала Life не вытеснили даже снимки убийства Кеннеди. Из огромного наследия Жак-Анри Лартига (1894-1986) более всего ценятся юношеские работы — из них куратор выставки Ольга Свиблова и отобрала примерно полторы сотни снимков на животрепещущую в России курортную тему — «так, чтобы было легкое пересечение тех мест, где тогда время проводили и где сейчас веселятся. Если мы хотим понять, что такое стиль и воздух Франции, это, конечно же, Лартиг».

В дополнение к основному проекту курящая женщина Ольга Свиблова сделала небольшую выставку Лартига про и для курящих женщин. Стремительно входивший в моду в первых десятилетиях прошлого века образ дамы с сигаретой сто лет спустя сделался почти запретным и, следовательно, вновь актуальным. А так красиво дымить, как делали это знакомые и родственницы Лартига, сейчас мало кто умеет.