6 лет странствий Киммерией

О мероприятии

Между Феодосией и Коктебелем земля еще пахнет бесподобной смесью выжженной полыни, водорослей и моря. Все это пропитало саму фактуру живописи Бевзы.

В 2000 году известного художника Петра Бевзу переклинило, и он начал маниакально каждый сентябрь ездить в Восточный Крым — на те выжженные пару десятков километров между Феодосией и Коктебелем, которые Волошин когда-то босиком исходил своими киммерийскими ногами. В Киеве есть целое братство людей, выросших в окрестностях Лисьей бухты, которые Волошина нежно называют Макс и время от времени истерично бросаются в магазин в поисках настоящего коктебельского портвейна.

Бевза — их человек. Он там все исходил, излазил, перемазался глиной, пропитался морем. Потом, похоже, просто лег и отпечатал всю эту Киммерию на холст. Нет, он, конечно, подмазал где-то кисточкой, шпательком загреб, профессиональный же, все-таки, художник, но стихии, энергии земли так и гудят. Краска у него буквально течет, то толстым слоем, то так, что холст просвечивает. Все это напоминает извержение вулкана. Да Карадаг и есть потухший вулкан.

Сейчас всех хороших людей переклинило на слияние с первоосновами. Вон даже заоблачный немецкий гений Ансельм Кифер разразился проектом «Велимир Хлебников и море». Вот и Бевза, баловавшийся ранее абстрактной живописью, сейчас припал к матушке-Земле. Между Феодосией и Коктебелем она еще пахнет бесподобной смесью выжженной полыни, водорослей и моря. Все это пропитало саму фактуру его живописи.

Многие художники рассказывают, что толкнул их к занятиям живописью именно запах краски — понюхал и пропал! Бевза получил ведь приличную профессию архитектора, сейчас бы виллы строил. Но нет, перемкнуло Петра на картинки.

Менеджерская хватка, впрочем, у него та еще, «градостроительная». Он из своей собственной жизни выстраивает целый «проект». Первый пост-перестроечный собственный каталог (среди художников на следующие годы он стал измерительным эталоном — каталоги делились на те, что толще, чем у Бевзы и те, что тоньше), первые журналы по искусству, необъятные выставки в самых, казалось бы, недоступных залах — типа Национального музея или Сороса.

При этом Бевза все-таки настоящий, искренний. Он действительно 6 лет лазил волошинскими тропами — потому что влюбился. 67 работ из 6 сентябрей в одну галерею не вмещаются. Поэтому Бевза договорился сразу с двумя соседними — «Карасем» и «Совиартом»: извержение начинается на втором этаже «Карася» и низвергается на первый «Совиарта». Называется все это In natura.

Спецпроект

Загружается, подождите ...