Русский бриллиант мирового балета

О событии

"Русский бриллиант мирового балета" Светлана Захарова устраивает свой бенефис.

Балетных издавна сравнивают с ювелирными камнями и потому понятно, откуда взялось название вечера. Захарова впервые станцевала баланчинские «Бриллианты» в Мариинке в свой четвертый сезон. Уже тогда было ясно, что эта девушка — из главных. Танцевала она эту партию и в Большом, но на этом вечере Баланчина не будет. Захарова перешла в Большой из Мариинки четыре года назад и сразу приняла местные правила игры: предпочтения советским мифам и эксклюзивам. То, что было хорошо для «золотого века Большого», сейчас восстанавливается — и Захарова танцует нынче Кармен в балете, созданном для Плисецкой. А для баланса — сверхсовременная хореография, свеженькие новинки.

Это все умно придумано: новинки новинками, но почти без экстрима. Работающий в Голландском национальном балете Кшиштоф Пастор — хореограф мастеровитый, добродетельный и нереволюционный. (Балетоманы могут вспомнить его «Опасные связи», что недавно привозил на гастроли латышский балет). Он отлично рассказывает истории, пользуясь чинным неоклассическим лексиконом, вот и Светлане преподнес парочку — про Тристана и Изольду (партнером будет Андрей Меркурьев) и про Виолетту Валери (Светлана перескажет в танце жизнь «дамы с камелиями»). Юрия Посохова, ныне штатного хореографа в балете Сан-Франциско, тоже бунтарем не назовешь: ползать по сцене балерин не заставляет и даже пуанты с ног не приказывает снять. Его дуэт в «Магриттомании» — ожившая картина знаменитого сюрреалиста «Любовники». Маленькая лав-стори, надрывная и изящная в каждом жесте, сделана с каким-то японским убеждением в том, что женщина даже в несчастье обязана выглядеть на все сто. А вот творение природной японки Мотоко Хираяма, завершающее программу «Revelations», — наоборот, поэма взрыва и бунта, босоногий монолог эпохи техно, выворачивание шпагата на 240 градусов.

Бриллиант нуждается в оправе, и бриллианту просто нужно отдохнуть между номерами. Поэтому компанию приме Большого составят ее коллеги, и программа их выступлений снова негромко напомнит о биографии и пристрастиях балерины. Об оставленной Мариинке — Андрей Меркурьев, уехавший в Москву за нею вслед (мариинский же хореограф Алексей Мирошниченко поставил для него «Адажио» на музыку Баха). Об обязанности примы танцевать классику — Нина Капцова и Ян Годовский в па-де-де из «Щелкунчика», затем та же балерина с Иваном Васильевым в па-де-де рабов из «Корсара», и, наконец, Анастасия Матвиенко с Денисом Матвиенко в «Диане и Актеоне». И, конечно же, о любопытстве ко всему новому — та же супружеская пара в «Ромео и Джульетте» Эдварда Клюга. Оправа обещает быть занятной, а значит, и в момент отсутствия бриллианта на сцене зрителям будет на кого взглянуть.

Спецпроект

Загружается, подождите ...