Анатолий Каплан
Time Out

О событии

Печальная и поэтичная графика, в том числе иллюстрации к Шолому-Алейхему и серия, посвященная блокадному Ленинграду.
Как и многие еврейские художники, сформировавшиеся в начале ХХ века, Анатолий Каплан (Танхум б. Лейви-Ицик) жил в двух измерениях: реальном Ленинграде и воспоминаниях о родном местечке в Белоруcсии. И в работах его советские темы соседствовали с изображениями чудесного мира, мгновенно узнаваемого благодаря козам, скрипачам, горбунам — словарю «еврейского искусства», разработанному Шагалом и художниками еврейского театра. Тонкий, печальный, поэтичный Каплан не был изобретателем и первооткрывателем. Его профессиональная выучка была популярна у отечественных коллекционеров без всяких выставок, но и подпольным художником он не числился, сотрудничая с подразделениями Министерства культуры, успешно продававшими его работы за границу. Дополнив собрание петербуржцев Исаака и Людмилы Кушнир работами из собственной коллекции, кураторы демонстрируют разнообразное творчество Каплана — и иллюстрации к Шолом-Алейхему, и серию, посвященную блокадному Ленинграду.