Белый кролик
Time Out

О спектакле

Опять не удалось доказать, что единственный нормальный человек в этом мире – только сумасшедший.

Одинокому дяденьке Элвуду, которому явно надоела окружающая действительность, начал являться долговязый, но просветленный длинноухий двухметровый кролик Гарви. И стало Элвуду хорошо.

Зато все вокруг переполошились из-за его сумасшествия (лечить, не лечить?), переругались, перепугались. И стало всем плохо. Тоже мне, горе. Придумай себе кролика, гномика, Муми-троллика — и живи! Зачем же пьесы писать?

У американки Мэри Чейз, написавшей в 1944 году комедию «Гарви», оправдание нашлось: она хотела развлечь свою соседку, у которой мужа на Второй мировой убили. Для какой соседки ставил свой спектакль «Белый кролик» на сцене Художественного театра режиссер Евгений Каменькович, после премьеры так и осталось загадкой. Неужели для того, чтобы убедить зрителей, что добряк Гарви действительно существует? По крайней мере, тень его ушей то и дело в декорациях мелькает. Или для того, чтобы доказать, что все, этого Гарви не признающие, — гады последние: алчные, чванливые, истеричные ханжи?

Последнее удалось лучше. Актеры как сговорились: кричат, глаза таращат, руками размахивают, то вдруг на подоконник вспрыгнут, то на стол вскочат, то под стол забьются. Мечутся по сцене в поисках того, на кого можно было бы смирительную рубашку накинуть. Недаром половина действия в психбольнице происходит. Икогда на сцене по контрасту неспешно появляется милый, спокойный, благодушный Андрей Мягков, играющий Элвуда, зритель умиляется: вот он — единственный нормальный человек, да еще все время в ресторан приглашает со своим другом кроликом поболтать. Впрочем, на Андрея Мягкова и так, без истеричного антуража, приятно посмотреть. А в ресторане и без кролика бывает неплохо. Стоило ли огород городить?