Москва
Москва
Петербург
u u u u u Мнение редакции

Дон Жуан и Сганарель

Зрелище представлено жалостное и поучительное: путешествие двух потерянных мужчин, Дон Жуана и Сганареля, в мире женщин. Они бредут, как каторжники, от одной к другой, обуреваемые воспоминаниями и вожделением.

Публике представлено зрелище жалостное и поучительное: путешествие двух потерянных мужчин, Дон Жуана (Максим Суханов) и Сганареля (Евгений Стычкин играет на пару с Лерой Гориным), в мире женщин. Они бредут, как каторжники, от одной к другой, обуреваемые воспоминаниями и вожделением. Оба страдают от боли в ногах — артрит. Каждый следующий шаг в прямом и переносном смысле дается им с трудом: каждая любовница, привлеченная Дон Жуаном (не без помощи слуги), становится помехой к вдохновенному завоеванию следующей.

Фигура Дон Жуана оборачивается то Элвисом Пресли, то Марлоном Брандо, то Вальмоном из японской версии фильма «Опасные связи»: Максим Суханов прекрасен во всех трех инкарнациях, и черный парик с самурайским пучком на макушке ему чертовски идет.

Главный мирзоевский артист играет жеманного циника, самый опасный тип мужчины. Он нарочно шаржирует свою сексапильность, но тут есть не только шутка. Его музицирование на клавикордах, сопровождаемое душераздирающими стонами, комично, но оно и волнует: получающаяся смесь гротеска и бесстыдства — идеальный и универсальный коктейль соблазнителя. Больше всех Дон Жуан любит свою маму (Марина Есипенко). Наблюдая, как Донья Луиза манипулирует его чувствами, начинаешь осознавать первопричину проблем вечно несчастного сына — мамаша заигрывает с ним, как записная кокетка, и бросает его ежеминутно. Полспектакля ходит и зудит — то девочкой, то молодухой на сносях, то светской львицей бальзаковского возраста. Эльвира (Наталья Швец, красива и свежа), очередная обманутая жена Дон Жуана, напоминает ему мать — столь же изящная и гротескная, она так же таскает его за ушко и старается насильно накормить французским батоном: фарфоровая куколка из табакерки, которую сладко разбить.

Все женщины великого любовника объединены кордебалетом, выплясывающим танец мертвых. Двигаясь в манере contemporary dance, они, в образе болотных духов и непорочных утопленниц, манят экс-бойфренда на дно.

После трех часов сценического действия Дон Жуан обессилен этой круговертью. Больные ноги не позволяют ему сделать следующий шаг, небо нависло над ним и жаждет развязки. Мужчина-мечта, мужчина-звезда расплачивается по счетам, вручая свою голову хороводу женщин. Но в любящих руках та оказывается волейбольным мячом, которым играют при свете луны. И только Сганарель, который всю жизнь тихо любил Дон Жуана, служил ему и поклонялся, нянчит на коленях его усталую посмертную маску. По иронии судьбы именно он видел в Жуане личность, а не бесформенную романтическую грезу.

Мирзоев, быть может, хотел сделать спектакль о силе небес, но театр своей властью переставил акценты — мы видим, как Дон Жуан карает сам себя. Ему говорят: «У тебя осталось пять минут», — а он добровольно и изнеможенно капитулирует. Похоже, высшие силы здесь не при чем.

Владимир Мирзоев: «Дон Жуан — герой нашего времени»

Наталья Швец привыкла умирать на сцене

22 сентября 2005,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация