Спуск с горы Морган

О спектакле

Одна из последних пьес американского классика Артура Миллера посвящена уходящей натуре - себе, своему времени и жизни. Артисту Валерию Баринову приходится провести на каталке большую часть спектакля и заставить поверить зрителя в то, что любовь важнее смерти.

Мигающая конструкция, в кромешной тьме со скрипом съезжающая из-под самых колосников, на поверку оказывается моделью автомобиля, который катится вниз по наклонному краю кафельной больничной стены. Точно так же, спускаясь с горы Морган, попал в аварию спортивный «Порш» Лимэна Фельта, преуспевающего страховщика, у которого одновременно две жены — старая и молодая, двое детей — девочка и мальчик, два серьезных повода быть счастливым и который вдвойне несчастен. Желание соединить половинки своей души, свести вместе любимых женщин, ни с одной из которых он не в силах порвать, и приводит его к мысли устроить эту аварию.

Долгожданная и в то же время пугающая встреча двух жен и одного пострадавшего происходит в больнице. В воспаленном сознании Фельта реальные сцены скандалов, разборок и узнаваний чередуются с грезящимися ему утопиями счастья и понимания, где обе жены — рядом и обе любят его. Cидя у ног больного, они делятся кулинарными рецептами и даже обещают стирать друг другу колготки. Герой Валерия Баринова то и дело вскакивает с больничной койки (у Фельта несколько переломов) и бродит по сцене, пытаясь то оценить свои действия со стороны, то поучаствовать в собственных и чужих воспоминаниях.

«Действие развивается от фарса к трагедии и обратно, как того требует сюжет, без всякого смягчения остроты ситуаций» — так представлял себе Артур Миллер постановку своей пьесы. Единственное условие драматурга категорически не выполняется на сцене театра им. Маяковского. Ни фарс, ни трагедия на сцене невозможны: Валерий Баринов и Ольга Яковлева (старшая жена) увлекаются психологизмом и пытаются найти достойное объяснение каждой фразе, слову и взгляду своих персонажей. Это старание, как ни странно, создает эффект прямо противоположный желаемому. Полигамию Фельта в пьесе можно прочесть как метафору невыполнимости человеческого желания прожить несколько жизней. В спектакле же двоеженство подается как обычное уголовное преступление, а вопрос, можно ли обманывать тех, кого любишь, считается риторическим.

Спецпроект

Загружается, подождите ...