Москва
Москва
Петербург

Джан

Герой фантастической повести Андрея Платонова бросает город и отправляется в Среднюю Азию, где встречает таинственное нищее племя по имени "джан", что означает "душа". В спектакле Романа Козака проза Платонова становится материалом для пластических изысков жены режиссера, актрисы и хореографа Аллы Сигаловой, избражающей то кустик перекати-поле, то ворона, то беременную девушку. Номинант театральной премии "Чайка".

Театр Пушкина просто обязан был поставить что-нибудь из Платонова. Во-первых, сам писатель жил здесь неподалеку в последние годы своей не слишком счастливой жизни. Во-вторых, здесь шло "Возвращение" - едва ли не единственный в Москве спектакль по прозе антисоветского советского писателя. Андрей Платонов возвращается сюда в обрамлении цветных шелков, искусственных маков и хореографии эротического свойства.

Из Платонова с его утопической и христианской концепцией устройства жизни можно, конечно, выудить одну лишь бесхитростную чувственность. Описанием межполовых отношений Платонов не брезговал, но эта постановка - как раз тот случай, когда назвать вещи своими именами - значит неминуемо обеднить писательский гений. В спектакле же Козака все более чем прозрачно.

Коммунист и оптимист Назар Чагатаев, главный герой платоновской повести "Джан", необыкновенно влюбчив и широк душой. Понравилась ему девушка на танцах - хвать ее, и жениться. Увидел взрослую дочку героини - ее люблю. Спасает нищее кочующее племя в туркменской пустыне - оказывается в молчаливых объятиях восточных женщин. Те дают Назару единственное, чем обладают, как стыдливо пишет Платонов. Пламенные разговоры Назара о счастливом будущем и городах-садах заглушаются монотонным звоном животного сексуального напряжения. Во многом благодаря приглашенной звезде Алле Сигаловой: ее присутствие на сцене сводит смысл платоновского сюжета к одной только жажде близости.

В "Джане" играют трое. В роли Назара - Александр Матросов, коренастый парень с открытым взглядом и классической русской наружностью. Он воплощает в себе и мощь строителя коммунизма и радостное, животное чувство единения с природой и женщинами. Правда, актер чуть побаивается своей силы: сцена филиала, устланная коврами, маловата для его темперамента.

Народ джан (что означает "странствующая душа" - так у Платонова) играет высокий и обаятельный Илья Барабанов. Он так хочет всем нравиться, что достигает ровно противоположного результата - становится дежурной фигурой в этом отнюдь не перенаселенном спектакле.

Алла Сигалова вытанцовывает всех женщин Назара Чагатаева, а также верблюдов, птиц-стервятников и кустик перекати-поля. Когда ее персонажу приходится произносить текст, у актрисы натягиваются жилы и вылезает пафос; но зато когда Сигалова просто, безо всякого сверхсмысла передвигается на сцене, - от нее глаз не оторвать. Собственно, ее почти неактерская искренность - главный аттракцион постановки. Нужно видеть, с какой счастливой улыбкой она кланяется зрителям.

"Джан" Козака выглядит как очередная дань моде на ретро-советский лоск - в духе "Детей Арбата" или "Московской саги". А у Платонова все бедные, голодные и босые - что ни строчка, то кровоточащее сердце. И что пустынной душе делать в этом ковровом уюте - непонятно.

22 сентября 2005,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация