Бен Майерс

О событии

Автору рок-биографии "Muse. Muscle Museum: взгляд изнутри" интересно наблюдать, как слава, деньги и секс меняют людей.

Автору рок-биографии «Muse. Muscle Museum: взгляд изнутри» интересно наблюдать, как слава, деньги и секс меняют людей.

Почему вы решили написать именно о Muse?
Мне интересны группы, которые действительно делают что-то значительное. Muse схожи со мной по классу, расе, бэкграунду, воспитанию и отношению к жизни; по музыке, на которой мы выросли, наконец. Плюс они великолепно звучат. Обычно мне не нравятся популярные группы, но Muse меня впечатлили.

Не рано ли было браться за Muse в 2003 году? В тот момент их история даже не достигла своего пика.
А я не собирался делать законченную историю. Это просто обзор их жизни в определенный период на основе моих воспоминаний. Я мог смотреть на них сразу с нескольких точек зрения: как поклонник, как журналист, который брал у них интервью и когда они были никому не известной командой, и когда они уже продавали свои пластинки миллионными тиражами. Недостатка в информации у меня не было. Были смешные случаи, мои репортажи с концертов. Я чувствовал потребность в том, чтобы все это записать.

Думаете ли вы еще раз вернуться к Muse, скажем, через десять лет?
В прошлом году я уже сделал кое-какие добавления к книге, так что процесс идет непрерывно. Кажется, первое издание в Великобритании распродано полностью. Я был бы рад вернуться к этой теме позже и посмотреть, как все изменилось. Интересно наблюдать, как слава, деньги, секс и мировые туры меняют команду. Может, через десять лет Мэтт Беллами станет бородатым жирным бомжем. Может, они разочаруются друг в друге. А может быть, станут еще более захватывающей группой, чем сейчас.

А как вы вообще стали писать о музыке?
Все музыкальные журналисты — это неудавшиеся музыканты, и я не исключение. Я играл в разных группах, когда был тинейджером, но никогда не мечтал таким образом прославиться. Я был одержим сочинительством историй, а работать любил где-нибудь за сценой или за пультом. С 15 лет, когда я открыл для себя женщин, наркотики и алкоголь, я играл в панк-коллективах, тусовался с музыкантами на студиях и радиостанциях. В 19 изучал английскую литературу и стал писать в журнал Melody Maker. Добился я этого очень просто: постоянно ошивался вокруг редакции и надоедал журналистам. После года домогательств они предложили мне работу. Спустя десять лет я вдруг обнаружил, что постоянно держу в руке ручку. Не будь я журналистом, мне пришлось бы повзрослеть и найти настоящую работу. Эта мысль внушает мне ужас.