Обрученные

О спектакле

В результате инсценировки романтический роман превратился в постмодернистское моралите

Режиссер Виктор Шамиров первым в отечественном театре поставил роман итальянского поэта Алессандо Мандзони «Обрученные». Этот роман восхищал еще Пушкина — прежде всего, историческим фоном. Но именно его режиссер и выбросил — Италию XVII века с ее голодными бунтами, борьбой с испанскими захватчиками и эпидемией чумы. И попытался заполнить пустоты ироническими монологами о добре и зле, пороке и добродетели. Но фон оказался главной несущей конструкцией огромного романа. Лишившись его, сооружение рухнуло.

За добродетельной Лючией (Вера Строкова) охотится развратник дон Родриго, похожий на опереточного злодея. А она любит простого парня Ренцо, ввязавшегося в политику. Влюбленные не могут соединиться: она с горя прячется в монастыре, он поднимает восстание в соседней области. Лючия, опять же с горя, произносит проповеди, заставляя разбойников плакать в наклеенные бороды, а их главаря, Безымянного, — бежать на исповедь к заезжему кардиналу. В итоге злодеев и всех не раскаявшихся уносит эпидемия чумы, и влюбленным остается только одно — вступить в законный брак.

Это романтическое месиво расхлебывает команда бродячих актеров, на ходу меняющая взлохмаченные парики и бороды. Продумывать роли им просто некогда: нужно живописно драться, орать во всю мощь, не забывая о «приколах»: к примеру, имя дона Родриго вызывает у всех рвотный рефлекс. Но «приколы» сменяются заунывными монологами. А зрителям остается только следить, как от полукруглой городской стены постепенно отваливаются куски. Иногда вдруг возникает что-то искреннее в интонациях талантливой дебютантки Строковой. Или Александр Яцко (Безымянный) поразит настоящей, не наигранной тоской и отчаянием. Ради таких минут стоит посмотреть спектакль Шамирова.

Спецпроект

Загружается, подождите ...