Le sacre du printemps ("Весна священная")

О событии

Французский хореограф Эдди Маалем поставил "Весну" Стравинского для четырнадцати танцовщиков из Нигерии.

«Картины языческой Руси» — таков был подзаголовок «Весны священной», когда ее придумывали почти сто лет назад Игорь Стравинский, Николай Рерих и Вацлав Нижинский. Языческая, но не Русь прогремит в этот понедельник в программе фестиваля «Территория» — французский хореограф Эдди Маалем поставил «Весну» для четырнадцати танцовщиков из Нигерии.

У авторов «Русских сезонов» был четкий сюжет: в окружении топочущих седовласых старцев на цветастой полянке умирала Избранница — жертва, вызывавшая Весну. У Маалема, до увлечения танцами занимавшегося профессиональным боксом и айкидо, сюжета нет — его интересует чистая энергия и чистая картинка, и главное, что он делает — это помещает чернокожих артистов в белый павильон. Белое и черное, и еще чуть голубого и рыжего — это набедренные повязки.

Про великих предшественников, ставивших спектакли на ту же музыку, — про Нижинского, Пину Бауш, Мориса Бежара — Маалем знает, но они его не смущают. Он все делает как будто впервые и тем стремится приблизиться к Нижинскому — не к легенде мирового балета, а к дебютанту-хореографу, чью постановку зал освистал так, что этот скандал вошел в учебники. Тогда Дягилев и его компания предложили уставшей Европе взгляд на лапотную, угрюмую и заманчивую Русь; теперь Маалем предлагает и Европе, и России посмотреть на Африку — поскольку он считает, что это «континент, из которого бьет, словно обещая что-то, густая весенняя тревога».