Москва
Москва
Петербург

Спать и верить

u u u u u Мнение редакции
Автор:
История о единении и противоборстве двух нечеловеческих сил - оккультной армии нацистского Вотана и мрачного genius loci "города на костях".
Этот сон приснился Вячеславу Курицыну (который пишет под псевдонимом Андрей Тургенев) величественной и мрачной петербургской зимой, когда над обезлюдевшим городом будто разносится музыка Вагнера. Каким образом на витального и повсеместно чуть пьяненького писателя из Новосибирска снизошла эта кошмарная и волнующая греза из времен ленинградской блокады, лучше спросить у самого города. Спросить ледяной декабрьской ночью, когда под брусчаткой Дворцовой площади, придавленные гранитом набережных, ворочаются миллионы мертвых, что за 300 лет от основания сожрал этот город, и кости их сухо похрустывают от мороза.

Зима в Петербурге вредна и физически, и метафизически, зима здесь — это настоящая языческая Морана, и стоит ли удивляться, что мистический пласт романа про блокаду — история о единении и противоборстве двух нечеловеческих сил, оккультной армии нацистского Вотана и мрачного genius loci «города на костях».

Результатом этого наваждения и явился роман, чисто визионерский в своей основе, поражающий неоднозначным компромиссом между грандиозной простотой и дерзостью идеи и телеграфно захлебывающимся сюжетом, где мельтешат зловещие карлы-людоеды из НКВД, тяжелой раскачивающейся походкой тролля шагает по властным коридорам хозяин города Марат(!) Киров, обирает мертвых горожан юркая старушка-процентщица… Невесомая, как поземка, летает от Литейного до Колокольной комсомольская снегурка с ледяными глазами, да еще бродит шатуном заезжий москаль с бутылкой водки в одной руке и револьвером в другой.

Трудно сказать, как можно решиться написать роман о блокаде сейчас. С одной стороны, это и впрямь будто обшаривать обледеневший труп. С другой стороны — если даже приехав в этот город, невозможно не почувствовать, как прах миллионов не просто стучится, но гудит из-под земли, то не честнее ли откликнуться на этот гул. Закономерно, что «Спать и верить» получился именно таким. Закономерно и то, что написан он человеком заезжим, у которого болевой порог сакральности локальной истории повышен по определению. А вся эта мистико-языческая фанаберия объяснима и, наверное, оправдана тем, что отрефлексировать с точки зрения обыденной логики тот ледяной ад, что вечной мерзлотой лежит в подсознании города, попросту не представляется возможным.

10 сентября 2007,
Спать и верить
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация