Небо и ад

О спектакле

В отличие от знаменитой новеллы о роковой любви цыганки Кармен, "Небо и ад" - шуточная, необязательная пьеса. Но тоже о ревности. В спектакле Екатерины Еланской же актеры рвут себя на части, а чувства это не прибавляет.

Театр Сфера славится своими репертуарными открытиями: после недавней премьеры по пьесе экзистенциалиста Жана Ануя режиссер Екатерина Еланская ставит романтика Проспера Мериме. Ставит, впрочем, как комедию, и, надо полагать, проблемы раздвоения личности, столь популярные у романтиков, интересовали ее в последнюю очередь. Да и пьеса не располагает к серьезному разговору. В отличие от знаменитой новеллы о роковой любви цыганки Кармен, Небо и ад — шуточная, необязательная пьеса. Эпиграфом к ней служит цитата из Кальдерона Любовь без ревности — все равно, что тело без души. Так, любимый писателем мотив ревности здесь вывернут наизнанку. Сильные чувства комичны, поскольку смешны сами герои. Есть, например, такие диалоги:
Донья Уррака. Еще… Ах да, отец мой!.. Что, муха — постное?
Брат Бартоломе. Муха? То есть как?
Донья Уррака. Боюсь, что я нечаянно проглотила муху в шоколаде. Потом-то я спохватилась, но было уже поздно.
Брат Бартоломе. А какая муха? Тощая или жирная?
Донья Уррака. Совсем крошечная.
Брат Бартоломе. Ну, тогда постное. Маленькие мухи, которые родятся в воде, - это постное. Вот большие, которые родятся в воздухе, то скоромное…

Делать постный спектакль с таким материалом просто грешно, хотя и выглядит он сильно устаревшим.