Stereophonics

О событии

Трио Stereophonics из Уэльса умеет буянить, очаровывать девушек и рок-чарты, но не знает чувства меры.

Если бы не было братьев Галлахеров и их группы Oasis, то звание главных бунтарей Британии наших дней наверняка досталось бы Stereophonics. Вернее, одному их лидеру — Келли Джонсу, хриплому красавцу, который за словом в карман не лезет, любит носить огромные темные очки и поливать грязью коллег. Келли отрабатывает за всех, а его товарищи по группе предпочитают помалкивать: луженая глотка вокалиста не нуждается в поддержке и на пресс-конференциях, и на стадионах.

Искренне гордящийся своим происхождением (дескать, у Ирландии U2, у Шотландии Travis, а у Уэльса — Stereophonics), Джонс делает то, что, казалось бы, вышло из моды, — размашис-тый рок в формате трио, с громкими риффами и героическими рожами. В общем, бунт без причины. Все как надо: когда он разгоняется, в песнях отчетливо слышна нецензурщина, а когда сбавляет темп — девочки плачут и в воздух лифчики бросают.

Stereophonics крепко стоят на ногах — четыре из пяти своих альбомов они запихнули на первую строчку британского рок-чарта. Если их не считать членами высшей лиги островного рока, то надо признать как минимум кандидатами в нее. Все по местам расставит выходящий осенью альбом «Pull the Pin» (пару номеров с которого группа вполне может сыграть в Москве). Но если у себя на родине команда уже давно показала конкурентам, где раки зимуют, то мировое господство Келли со товарищи только видится в сладких грезах. Последний, крепко сбитый и резвый альбом «Language. Sex. Violence. Other?» группа пыталась продвинуть в Америку, но затея с треском провалилась.

На концертах их часто подводит чувство меры. Имея в запасе такие беспроигрышные хиты, как романтичный ритм-н-блюзовый «Maybe Tomorrow» или беспечный, взрывающийся на припевах «Dakota», парни могут быстро раскачать любой фестиваль. И это, по правде, получается у них веселее, чем держать собственную публику в напряжении пару часов. Недавний концертный альбом «Live from Dakota» смог влезть только на два диска — и это чересчур. Послушать все 20 песен подряд без остановки может не каждый. Ведь вся сила Келли Джонса — в блицкриге, в молниеносности, а не в умении пять минут терзать гитару во славу Хендрикса. Остается надеяться, что московское шоу пройдет под девизом «лучше меньше, да лучше». И на бис их лучше не зовите.