Dylanesque
Исполнитель
Брайан Ферри

О альбоме

Вместо давно обещанного нового альбома Roxy Music Брайан Ферри нежданно выпустил еще один альбом каверов, в этот раз - целиком на песни Боба Дилана.
Вместо давно обещанного нового альбома Roxy Music Брайан Ферри нежданно выпустил еще один альбом каверов, в этот раз - целиком на песни Боба Дилана. Такое случалось и раньше - когда работа над основным проектом не ладилась, он взбадривал себя сборником "интерпретаций". Нужно отдать должное Ферри, по каверам он большой специалист, едва ли не половина его записей - песни других авторов, главным образом из "золотого фонда" рок-н-ролла и блюза.

Dylanesque был записан всего за неделю при помощи концертной группы, которая уже давно работает с Ферри, и нескольких гостей, - среди них и его сын, и Брайан Ино, бывший коллега по Roxy Music. Скорость пошла на пользу: музыка отличается живостью и легкостью, которых временами недостает "долгостроям" Ферри. Dylanesque вряд ли особенно заинтересует поклонников Дилана, зато в дискографии главного аристократа рок-музыки альбом займет заметное место.

Одно из основных достоинств Ферри как музыканта - деликатное обращение с материалом, он не из тех, кто будет делать рок-н-ролльные шумелки из акустических песен. Традиционно он облекает оригиналы в красивые и утонченные аранжировки - даже в случае с более рокерскими вещами, а опыт продюсеров спасает песни от провала в усредненку.

Не стоит забывать и о том, что Ферри гораздо лучший вокалист, чем Дилан, поэтому некоторые вещи, благодаря умелому интонированию, обретают несколько иное значение и эмоции. Иногда, правда, группа музыкантов как бы переигрывает Ферри, его шелковый голос кажется излишне мягким для мускулистых версий Simple Twist of Fate, The Times They Are Achanging и All Along the Watchtower.

Зато в Positively 4th Street, Make You Feel My Love и Gates of Eden он оказывается в той среде, которую создавал вокруг себя последние 30 лет: эти песни у Ферри нежны, атмосферны, в меру расслабленны и выдают столько чувств, что впору удивиться самому Дилану.