Три холма, охраняющие край света

О книге

В своем новом романе Михаил Успенский смешивает жанры - альтернативную историю, антиутопию и детектив.

Москва потеряла статус российской столицы. Все началось с того, что в реку съехала пара небоскребов, затем начала рушиться вся инфраструктура, потом из города смылись все богачи и на его территории установилась анархическая республика. За это же время быстро расцвели Питер и города Золотого кольца. Правда, порядка в России от этого никак не прибавилось. Перед нами не беллетристическая агитка Объединенного гражданского фронта, а зачин романа Михаила Успенского, культового автора российского фэнтези.

Красноярский прозаик Успенский прославился в 90-е, когда в соавторстве с Андреем Лазарчуком выпустил роман «Посмотри в глаза чудовищ„. Не менее популярной была богатырская трилогия про Жихаря, написанная Михаилом уже самостоятельно. Эти его сочинения представляли собой настоящий слоеный пирог. Сверху — фэнтези на славянскую тему. Внутри — изящные шутки для ценителей: например, идолы- изваяния ученого-культуролога Проппа, расставленные вдоль дорог сказочного мира. Им надо было приносить жертвы — пересказывать популярные сюжеты масскульта и масслита. В общем, Успенский смог угодить и прямолинейным любителям фантастики, и очкарикам-филологам.0 

За трилогией последовали еще два романа про тот же мир, правда, уже с новыми героями, — ударный “Белый хрен в конопляном поле„ и не очень удачная, оборванная на середине “Невинная девушка с мешком золота». В декабре прошлого года по интернет-форумам любителей фантастики прокатилась весть, что Успенский закончил новую книгу — многие полагали, что это будет продолжение «Невинной девушки». Однако перед нами история про совершенно другой мир.

Здесь футболисты влиятельнее, чем президенты, антиглобалисты сметают города с лица земли, из фонтанов бьют струи дешевого вина, а монстр Ктулху уже проснулся. Но главное событие романа — это ограбление века, произошедшее в Барселоне: из супермузея украли несколько редчайших экспонатов. На месте преступления находят улику — детскую картинку с изображением трех холмов. Следы ведут в Россию, а распутывают дело русская художница Лида, шотландский аристократ Теренс и испанский сеньор Давила.

Герои подобрались ярче некуда: Лида безбашенна и красива, Теренс туповат и труслив, а Давила полностью соответствует своей фамилии. Изящные шутки, афоризмы, стихи, приключения, погони — за джентльменским набором хорошего романа чувствуется безумная усталость человека, который все это придумал. А ведь в 90-е, когда Успенский создавал свои лучшие вещи, у читателя возникало ощущение, что и блестящие юморески, и неожиданные сюжетные повороты падают писателю прямо в руки, пишутся буквально сами.

Возможно, дело в том, что изменился объект пародии. В первых книгах Успенский иронизировал над Толкиеном, подхихикивая над всемирной эпидемией «толкиенизма», — и здесь он был на коне, мог использовать и свое филологическое образование, и писательское мастерство. В «Трех холмах…» автор опробовал два новых объекта насмешек — городские антиутопии и юмористический детектив. Но, кажется, сам материал засопротивлялся такому обращению — оба эти жанра еще недостаточно закостенели и обросли канонами, чтобы начать над ними смеяться.

Спецпроект

Загружается, подождите ...