Москва
Москва
Петербург

Antony and The Johnsons

Энтони Хегарти раньше выступал как травести-фрик в гей-клубах, а теперь чаще упоминается критиками как "новый Дэвид Боуи".

Энтони Хегарти - андрогин с неземным голосом: в Средневековье таких сжигали на костре, а в античности им поклонялись, как божествам. Раньше он выступал как травести-фрик в гей-клубах, а теперь помогает записывать альбом Бьорк, номинируется на British Musical Awards и все чаще упоминается критиками как "новый Дэвид Боуи". Что весьма удивительно, ведь Боуи известен как стильный хамелеон, а Хегарти не выходил из образа Фаринелли-кастрата, очнувшегося у барной стойки. Музыкально между ними еще меньше общего: Боуи меняет жанры как перчатки, а Энтони со своим оркестриком Johnsons (скрипки, ударные, гитары, духовые, виолончель, арфа и фортепиано) застыл где-то между кабаре и фолком.

Лирический герой баллад Antony and the Johnsons - эдакий романтический, эстетствующий и страдающий мистицизмом Фредди Крюгер. Если отцами киношного Фредди была сотня суперманьяков, то Хегарти - потомок Ника Кейва, Марка Алмонда, Лу Рида, Эдит Пиаф, Боя Джорджа, Скотта Уокера, Леонарда Коэна и Девендры Банхарта. Представьте себе публику ангара "Б1", собравшуюся смотреть на такого юродивого, и получите "Кошмар на улице Орджоникидзе", фильм с дурацким сюжетом, но восхитительным саундтреком.

2 июля 2007,

Ближайшие события

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация