Блуда и МУДО

О книге

Бытописатель Алексей Иванов написал роман-энциклопедию российской жизни и литературы.

Есть два пермских писателя Алексея Иванова. Один пишет гениальные историко-мифологические романы, такие как «Сердце Пармы» или «Золото бунта», другой известен сочинениями о современной жизни — «Географ глобус пропил» и «Общага-на-Крови». «Блуда и МУДО» написан Ивановым номер два — и в нем бытописатель начал пародировать мифолога.

Для начала разъясним термины. «Блуда» — всеобъемлющее понятие, универсальный порок, объединяющий в себе прелюбодеяние и жульничество. Главный герой романа, житель провинциального городка Ковязин, алкоголик, бабник и художник с говорящей фамилией Моржов, — большой мастак по части и того, и другого. Его интересуют только женщины. Причем не сам секс с ними, а все, что его предваряет и сопровождает, — бесконечные пикировки, флирт, разводки и сложные интриги, направленные на то, чтобы отбить очередную даму у ее постоянного кавалера. Моржов хорошо разбирается в жизни и в людях и берет приступом любую крепость, однако процесс для него настолько важнее результата, что до постели дело порой просто не доходит.

МУДО — это Муниципальное учреждение дополнительного образования, владеющее летним лагерем для школьников в нескольких километрах от Ковязина. Туда по какой-то причине решили поехать то ли американцы из штата Орегон, то ли инопланетяне со звезды Орион — в общем, их нужно встретить и организовать им отдых, иначе МУДО расформируют. В лагерь отправляется великолепная шестерка: три преподавателя (Моржов, прикрепленный к МУДО в качестве методиста, алкоголик Щекин и безнадежный краевед Костерыч) и три преподавательницы (клуша-практикантка Соня, матерая бой-баба Роза и косящая под бизнесвумен красавица Милена). На месте обнаруживается, что ни американцев, ни инопланетян нет и не будет, да и русских детей недобор; для МУДО это просто смертный приговор. Моржову, в общем, все равно, но в его планы входит уестествление всех трех училок. Ради этого он обещает им «начичить» сертификаты о том, что лагерь полон детей. «Начичить» у Иванова — глагол, произведенный от фамилии Чичикова.

В своем новом романе писатель подмигивает не только Гоголю — здесь можно найти отсылки и к Пелевину, и к Слаповскому, и к Набокову, и к Довлатову, и даже к «Грозе» Островского. Но и это не все — до кучи пермский прозаик очень смешно пародирует свои собственные историко-краеведческие книги, длинно и подробно пересказывая в «БиМ» городские легенды Ковязина. Иванов будто бы собрал все достижения русской литературы за последние 200 лет и засунул в миксер собственного сознания. Не только ради смеха: «Блуда и МУДО» — еще и своеобразная энциклопедия социальных повадок и менталитета современного россиянина. Спустя годы по этой книге можно будет восстановить работу сигнальной системы homo rossicus.