Москва
Москва
Петербург

Цвета белого. Вечерние танцы

Музыкальный театр впервые показывает балеты на своей Малой сцене. Вечер составляют два небольших спектакля - новый русский и старый немецкий.

Том Шиллинг, сочинивший для московского Музыкального театра «Вечерние танцы» в 1980-м, с середины 60-х до начала 90-х руководил берлинским балетом «Комише опер». Лучший хореограф ГДР занимался добротной неоклассикой и казался советским танцующим людям образцом лиризма и изящества — по сравнению с шедшей у нас в ту пору «Оптимистической трагедией» и «Риваресом» по «Оводу» Этель Лилиан Войнич. Воспоминания о юности стучат в сердце — тогдашние солисты, ныне ставшие репетиторами, восстановили одноактовку в репертуаре для своих учеников. Маленькая love story в средневековых костюмах теперь кажется слишком надрывной — то девушка рухнет на колени, то герой сиганет как в последний раз. Но, с другой стороны, быть может, именно так перед Крестовыми походами и прощались, не на пару дней же народ уезжал. Шиллинг не изобретал ничего особенно нового — просто для СССР и такое было в новинку. Джером Роббинс со своими «Танцами на вечеринке» был еще под запретом, но балетные люди разыскивали пиратские пленки, и многочисленные вдохновенные подражания знаменитому американцу, поставившему когда-то «Вестсайдскую историю», регулярно появлялись в отечественных театрах. В том же Музыкальном, например, чуть позже вышел «Призрачный бал». Поистершись и примелькавшись со временем, в целом своей прелести «Вечерние танцы» не потеряли — в них много нежных диалогов и графичных поддержек.

Сочинитель второго балета Сергей Петухов — бывший артист ансамбля Игоря Моисеева, в последнее время занимающийся постановкой танцев для фигуристов; с ним работает наша лучшая пара — Оксана Домнина и Максим Шабалин. На музыку Карла Дженкинса (он ее использовал для постановки программы фигуристов в прошлом сезоне) Петухов сделал одноактовку «Цвета белого», в которой предпочел темп занудству любовных переживаний и оставил лирике совсем немного места. Первый спектакль, придуманный Петуховым для артистов без коньков, получился по-эстрадному бодрым: с анилиновыми красками (белый свет, как известно, распадается на все цвета спектра), вставленным в балет уроком аэробики и шарахающим в глаза стробоскопом ближе к финалу.

На Малой сцене — восемь рядов, и границы между зрительным залом и сценой нет. На спектакле Шиллинга зрителям первого ряда кажется, что они находятся в замке, а вот у Петухова вас ждет танцпол. Но если вы решите составить артистам компанию, дирекция вас все-таки не поймет.

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация