"Енуфа" Яначек

О спектакле

Жизненная драма из крестьянского быта, обличающая жестокость нравов в отдаленных заброшенных деревнях Моравии

Оперу чешского композитора Леоша Яначека в Мариинском театре поставили режиссер Василию Бархатов и два художника — Зиновий Марголин (постановщик) и Глеб Фильштинский (свет). На чешском — языке оригинала — оперу поют исключительно солисты Мариинского — Ирина Матаева, Татьяна Павловская и Екатерина Попова.

Спору нет: Валерий Гергиев приучил публику и критику к неожиданным поворотам в формировании афиши своего театра. Но даже при этом известие о постановке оперы “Енуфа„ сбило инерцию ритма и вызвало удивление у тех, кто привык к частоте появления новых названий. Кто или что заинтересовало маэстро этим произведением, в точности неизвестно. Ясно одно: его менеджерское чутье уловило в нем что-то очень важное и насущное. 

Оперы Яначека очень хороши для постановки и проката. В сюжетах интригует детективная основа, обостренный психологизм, терпкий национальный колорит. И, разумеется, музыка, — она держит в напряжении от начала и до конца, в ней нет ни одной необязательной ноты.

“Енуфа„ стоит в ряду женских оперных портретов, которыми увлеклись композиторы еще в XIX веке, поняв, что в них они смогут воплотить ту чувственность, которую не всегда можно было встретить в реальной жизни. Страсть набирала обороты, неуклонно двигаясь к своей кульминации, доходя до мыслимого, а чаще — немыслимого предела. Немногим раньше премьеры “Енуфы„ в 1904 году в Брно, в Риме была показана “Тоска„ Пуччини, в том же году в Милане — его “Мадам Баттерфлай„. В 1905-м Европа содрогнулась от шокирующих разрушительных откровений “Саломеи„ Рихарда Штрауса. После чего уже недалеко было и до главных — не оперных — катастроф ХХ века.

Сквозь “Енуфу„ Яначека проходит электричество еще не случившихся, но близящихся страшных событий истории. От большинства страниц ее партитуры — мороз по коже. Леош Яначек взял за основу либретто пьесу чешской писательницы Габриэлы Прейссовой “Ее падчерица„. “Жизненная драма из крестьянского быта, обличающая косность и жестокость нравов в отдаленных заброшенных деревнях Моравии» впечатлила его неизгладимо. Енуфа — заложница обстоятельств, существо зависимое и страдающее. Хотя природу ее не назовешь слабой: неслучайно ее партия отдана драматическому сопрано.

И в убийстве своего внебрачного ребенка, в общем-то, виновата не она, а укрывающая ее от позора Дьячиха, втайне решившая его утопить. Младенец, не успевший прожить и месяца, — единственная жертва этой драмы. Все остальные, включая главную героиню и хлопотунью-убийцу, продолжают жить, что нетипично для этого жанра: Тоска с Баттерфлай закалывались, Джильду убивали, даже Снегурочка таяла. Яначек вслед за Прейссовой оставляет жизнь и Енуфе, и ее бестолковому возлюбленному Лаце, вероятнее всего, бессмысленную и тупиковую, с неизбывным чувством вины.

Спецпроект

Загружается, подождите ...