Москва
Москва
Петербург
q Студия театрального искусства u u u u u Мнение редакции На карте
4

Игроки

Актеры: Григорий Служитель, Игорь Лизенгевич, Алексей Вертков, Андрей Шибаршин, Сергей Качанов
Режиссер/Постановщик: Сергей Женовач
Автор: Николай Гоголь
У Женовача комедия Гоголя становится озорной игрой молодых людей, в которых еще кипит мальчишеский азарт.

Сергей Женовач весьма успешно осваивает русскую классику — «Мальчики» по «Братьям Карамазовым» Достоевского вызвали большой резонанс. Его «Захудалый род» по Лескову вернулся с «Золотой Маски» 2007 года с двумя призами. Обращался режиссер и к Гоголю — ставил в фоменковской Мастерской «Владимира III степени». А вот для его студийцев «Игроки» стали первым — и, кажется, не слишком удачным — опытом освоения этого автора.

На сцене — белая комната, в несколько рядов — игральные столы. Слева, в небольшой арке, на постаменте покоится бюст Гоголя — почему-то цвета «металлик». Пересаживаясь из-за одного стола к другому, актеры, облаченные в длинные шинели, разыгрывают историю про то, как шайка мошенников одурачила карточного жулика-виртуоза.

Главный герой, шулер и прохвост Ихарев, — вывернутый наизнанку пушкинский сверхчеловек из «Маленьких трагедий». Этим персонажем, «достигшим высшей власти„, движут нешуточные страсти, однако предмет этих страстей — химера, иллюзия. Получив большой куш, Ихарев говорит: “Могу заняться тем, что споспешествует образованью… Поеду в Москву, пообедаю у Яра…» То есть за высокой целью кроется одно лишь щегольское застолье. Увлекающийся своим мнимым величием, пустышка Ихарев лопается, едва встретившись с силой, которая мощнее его. Не спасает и волшебная колода карт по имени Аделаида Ивановна — она в этой пьесе служит объектом сердечных чувств героя.

В СТИ Гоголя упростили: спектакль Женовача строится на хорошем чтении текста по ролям и неплохих актерских придумках. Шулер Вертков-Утешительный в первый раз появляется на сцене с широченной и в то же время мертвой маской-улыбкой на лице. Трактирный слуга с бегающим взглядом (Игорь Лизенгевич) как будто незаметно тянет рукой со стола купюры, которые выкладывает ему Ихарев (Андрей Шибаршин). В этих «Игроках» все в буквальном смысле правильно: если играют в карты, то с неподдельным азартом шлепают ими по столу; если Ихарев говорит, что бриться не может, потому как рука дрожит, то руки у актера действительно отчетливо дергаются. Внимательное отношение к классике, свойственное Женовачу, здесь оборачивается против него — проработав каждую деталь, тут проглядели целое. Это особенно четко видно в сравнении с «Игроками», которых в театре «Около» поставил Алексей Левинский. У него за кулисами игры — душевная пустота. У Женовача пустота другая — на вопрос, что хотел сказать автор, нет внятного ответа.

Впрочем, кое-что прояснить и подытожить может выход на поклоны, когда актеры повернутся к бюсту Гоголя и почтительно зааплодируют ему. Этим заискиванием пронизано все действие: будто стремясь лишний раз подтвердить приверженность гоголевскому духу, актеры нет-нет да и обратятся с репликой к металлической голове прозаика — а блестящий классик, увы, безмолвен. Он тут памятник.

5 апреля 2007,

Афиша

Места

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация