Спящая красавица
Художественный руководитель
Эцио Фриджерио
Исполнители
Дэвид Холберг, Екатерина Крысанова, Анна Никулина

О спектакле

«Энциклопедией русского балета» и портрет труппы, которая постановку танцует, с нервом, с внятными выражениями лиц и отчетливым внутренним соревнованием.
Первым балетным спектаклем на отремонтированной сцене главного театра страны стала «Спящая красавица» Мариуса Петипа в редакции Юрия Григоровича. Спектакль нельзя назвать особенной новинкой — Мариус Иванович впервые поставил этот балет в 1890 году, Юрий Николаевич же сделал свою версию в Большом полвека назад. С тех пор балет со сцены не снимали — хотя и могли показывать лишь два-три раза в год, а в иные сезоны его и вовсе не было. Тем не менее у труппы он «в ногах»; совсем новым будет лишь оформление спектакля.

Итальянский сценограф Эцио Фриджерио решил, что мир «Спящей красавицы» должен быть и реальным, и волшебным одновременно. Уколовшись веретеном, что вручила ей злая ведьма, принцесса заснула в XVII веке, а проснулась через сто лет в XVIII-м. Фриджерио в костюмах отдал дань моде тех лет — но все же сконструировал одежду так, чтобы она не мешала танцевать по обычаям ХХI столетия.

А это стопроцентно сегодняшний спектакль — потому что Юрий Григорович никогда не был поклонником аутентизма. Все эти заморочки с восстановлением оригинальной хореографии Петипа вошли в моду значительно позже, чем Григорович начал сочинять танцы, — более того, даже позже, чем он их сочинять прекратил. (Вот уже три десятилетия балетмейстер выпускает только копии своих старых постановок, не придумывая ничего нового). В 1999 году Сергей Вихарев в Мариинском театре сделал аутентичную версию «Спящей красавицы» — и это было потрясением для балетного мира, который вспомнил, что в балетах классика много «разговаривали руками», а балерины могли ходить на каблуках, а не на пуантах. Григорович пантомиму терпеть не может, зато дает потанцевать мужчинам (у Петипа принц ходил пешком — ведь исполнителю главной роли было 46 лет). И, не стремясь к схожести с оригиналом, Григорович не одергивает балерин, когда они вскидывают ноги выше благопристойных (как считалось в XIX веке) 45 градусов. И «энциклопедия русского балета», как называют спектакль уже почти сотню лет, в его варианте (сокращенном и измененном) превращается просто в портрет труппы, которая его танцует.

Не официальный портрет — таковой все желающие видели недавно по ТВ на концерте открытия старой сцены, и в нем труппа была так же похожа на себя, как большинство из нас на свои фотографии в паспорте. Нет, совершенно живая картинка — с нервом, с внятными выражениями лиц, с отчетливым внутренним соревнованием. Ведь «Спящая» — балет образцово иерархический: есть партии для корифеек, есть для простых солисток, не забыты солистки вторые и первые, и уж на вершине царствует балерина. И одно из главных развлечений балетоманского народа на спектакле — прочерчивание возможных траекторий карьеры. Фея Смелости — явно хочет получить главную роль в «Дон Кихоте». Из феи Канарейки — чем черт не шутит — вдруг в будущем вылупится отчаянная и трагическая Жизель. Принц Фортюне, которому танцев-то выдано всего ничего, так подает руку балерине, что явно представляет себя премьером Большого, а Голубая птица вспархивает вне сражений за место и вне иерархий, как когда-то взлетал в этой партии Нижинский. Что сбудется и что не сбудется — гадание чрезвычайно увлекательное.

«Спящая красавица» — спектакль довольно длинный. Приходя в театр, надо настраиваться на долгий вечер в нем — но вряд ли вы устанете: портрет этой труппы стоит того, чтобы его разглядывали тщательно, и каждый зритель несомненно найдет в спектакле персонажа себе по душе — будь то галантный принц или не менее куртуазный Кот в сапогах, преследующий Белую кошечку.