Оскар и Александр Рабины, Валентина Кропивницкая

О событии

В ГМИИ открывается первая большая выставка семьи одного из самых отчаянных радикалов Оскара Рабина.

Первая большая выставка в Москве семьи Оскара Рабина — одного из самых отчаянных радикалов, организатора и участника всех художественных нонконформистских безобразий — получилась печальной до невозможности. Отчасти по не зависящим от автора причинам — неудобное новое здание Музея личных коллекций к мыслям об искусстве не располагает вообще. Но художник тоже постарался. Если его коллеги-нонконформисты просто исследовали абсурдную бессмыслицу «совка», то Оскар Рабин буквально содрогался от ужаса, описывая самые несимпатичные стороны советской действительности. Кажется, темные мрачные города с покосившимися домами, желтыми фонарями, едва прикрытой снегом грязью буквально сводили его с ума. Вдруг появлявшиеся украшения, вроде афиши выставки Ренуара, не спасали, а лишь подчеркивали убогую жизнь, где одна отрада, да и та не помогает, — выставленная на газетную страницу бутылка водки.

Оскар Рабин не стал делать положенную по рангу большую ретроспективу, предпочел скромную, «на троих» с женой и сыном, семейную выставку. И все-таки жаль, что нет на выставке некоторых важных для художника работ, в том числе и знаменитого «Паспорта». Зато много поздних вещей, где художник скорее имитирует свой ранний стиль.