Александр Бродский. Мейнстрим
Time Out

О выставке

Главный «строитель настроения» поместил множество сараев в галерею.

Внутри галереи — сараи. Обитые рубероидом, они понурыми тенями притулились совершенно отдельно от висящих на стене окон, что светятся в темноте процарапанными по замазанным краской стеклам рисункам. Тут собака, там Кремль, здесь напоминающие ассирийцев персонажи с носами с горбинкой. И совершенно отдельно от всего — крохотный макет города с домами из глины, вернее, не домами даже, а их остовами, планами — как если бы все это нашел археолог. Такие окна с меланхоличными рисунками несколько лет назад были на выставке Бродского «Окна и фабрики» в Галерее Гельмана, необожженная глина — один из любимых архитектором-художником материалов, такие домики можно сравнить со знаменитым «Павильоном для водочных церемоний» Бродского: простая форма, двускатная крыша, разве что стены не из оконных переплетов и внутрь не войти. Сейчас внутрь можно только заглянуть сквозь крохотные оконца — там в темноте меланхолично течет видеопоток.

Один из главных сегодня лириков, Бродский верен себе. Он строит настроение, создавая архитектурную среду. Где недостроенность срастается с разрушенностью, прошлое с будущим и где мейнстрим — поток жизни.