альбертина - Фото №0
альбертина - Фото №1
альбертина - Фото №2
альбертина - Фото №3

О выставке

Около 80 французских рисунков с временным охватом с XVI по XIX век.

Говоришь «Альбертина» — подразумеваешь «графика». В этом музее хранится самая представительная в мире графическая коллекция. И хотя дайджест (включающий Дюрера, Рубенса, Шиле и много кого еще), что показывают в анфиладе парадных залов в качестве постоянной экспозиции, — копии, поскольку рисункам вреден долгий свет, но копии отличные. И цвет, и даже появившиеся от времени пятна-фоксинги на бумаге — все воспроизведено отлично. Впрочем, у Альбертины есть и живопись — год назад в Эрмитаж привозили экспрессионистов. На сей раз из Вены уже в Москву путешествуют 84 рисунка с французским профилем и временным охватом с XVI по XIX век. И география, и хронология тут принципиальны.

Потому что если век XVI, то во Франции он стал эпохой «карандашного портрета», и на выставке с портрета эпохи глядит некий «Молодой человек с брыжами и в польской шапочке» Пьера Дюмустье-дяди. Шапочка и брыжи (жабо) — полупрозрачно-серые, как неброское обрамление лица, а уж тут цвет и прорисовка (борода — волосок к волоску) берут свое. И лицо кажется объемным и живым, но как будто на мраморном «постаменте» (С кем сравнить? В России разве что Сомов будет пользоваться схожим приемом, тщательно прорабатывая лицо и оставляя «недопроявленным» остальное). А когда XVI столетие сдало вахту XVII, настал веселый, динамичный маньеризм Жака Белланжа и Жака Калло (в Пушкинском — его густонаселенный, как батальное полотно, но маленький эскиз к офорту «Ярмарка в Импрунете»).

Впрочем, вся эта порывистость маньеристских линий вскоре уступила классицистической уравновешенности, грезам об Античности, поездкам в Италию у Никола Пуссена и Клода Лоррена — с величественными пейзажами и нимфами в придачу. Хотя вот какая штука, настроения времени менялись на прямо противоположные, и XVIII век снова — но по-новому — увлекся легкостью и порывистостью, подавая ее то просто игриво, а то и фривольно вместе с хорошенькими румяными Венерами и просто современницами в рокайльных работах Ватто, Буше и Фрагонара. Но классицизм, как известно, так просто позиций не сдал — он еще вернется и в работах Жака-Луи Давида, и в холодно-изысканных, салонных портретах Энгра. А XIX столетие решило все перемешать — романтизм Делакруа с реализмом Милле, академизм Энгра с легкостью, воздушностью пейзажей Эмиля Коро из Барбизонской школы. Такая география и история. С французским почерком.

Иллюстрация: 7. Клод Лоррен. Рисовальщик со спутником на опушке леса. Около 1645. Музей Альбертина (Вена). © ALBERTINA MUSEUM, 2014.