Путь хунвейбина

О книге

Мемуары профессионального революционера.
Дмитрий Жвания - сумрачный грузин, от которого принято шарахаться, хотя, кажется, уже никто не вспомнит, почему. Илья Стогоff - писатель и журналист, напротив, не вызывающий подозрений, хотя и раздражающий многих рьяным католичеством и склонностью делать одновременно сто дел, большинство из которых удается. Результат их сотрудничества - книга "Путь хунвейбина" из стоговской серии про "реальную жизнь". Идея серии - инвестировать публичный капитал Стогова в авторов, располагающих нетривиальным опытом. Если автор "выстрелит" - будут и дивиденды. Жвания палит, как новогодняя связка китайских петард - с треском, оглушительно. Некоторые добавят: и адски воняет. Приступив к чтению с некоторым предубеждением, никакой вони я там не нашла.

История начинается в конце восьмидесятых, когда экзальтированный студент-историк принимает грохот падения советского строя и первые стрелки и перестрелки периода перераспределения капитала за залпы новой русской революции. Начитавшись Бакунина с Кропоткиным, Жвания решает стать анархистом. Он ездит по стране, выступает на партсобраниях и пишет политические программы. Довольно скоро до него доходит, кому и зачем это нужно. Так начинаются идейные поиски, которые приводят его то на площадь Бастилии, в ряды французских леваков, то в сытую Великобританию, на международный съезд троцкистов, то в знаменитый бункер московских национал-большевиков, а время от времени - в ближайшее отделение милиции. Герой нигде не задерживается подолгу; слой за слоем прорезая этот пирог социального недовольства и наполеоновских амбиций, повествование дает достаточно исчерпывающую картину того мира и той страны, о которых средний человек не имеет никакого представления. Вот западные леваки, существующие на правах допустимых возмутителей спокойствия, учат русских товарищей печатать листовки и уходить от слежки, помогают деньгами - оказывается, на революционную деятельность существуют какие-то особые гранты, как на научные разработки и современное искусство. На истфаке вместо источниковедения и историографии проходят семинары по истории революционных движений. Мальчики из хороших семей планируют вооруженный захват завода.

Я не знаю, что там предъявляют автору - то, что он дружил с нацболами в те времена, когда их было принято считать чуть не фашистами, или то, что отошел от них, когда Лимонов сел и стало хорошим тоном ему сочувствовать, и агент ли он ФСБ, МОССАД или грузинской разведки, но книга у него получилась "в яблочко". Потому что теперь в ответ на то невыразимое чувство неправды, которое пронизывает наш внешне благостный мир супермаркетов, мультиплексов и офисных центров, можно открыть эту книгу практически на любом месте и найти там объяснение. Очень, что называется, своевременная книга.

Спецпроект

Загружается, подождите ...