Любовь к ближнему

О книге

Известный французский писатель Брюкнер увлекательно повторяет канву вольтеровского "Кандида" в условиях современного европейского благополучия.

На протяжении 350 страниц карманного формата на парижанина Себастьяна сваливается больше злоключений, чем на героя иной античной трагедии. На первых страницах он обожаемый всеми умненький мальчик, к 30 - счастливый отец многодетного семейства и перспективный молодой дипломат. Затем его судьба резко сворачивает с лазоревой дорожки: Себастьян в одночасье становится жиголо, мужчиной-проституткой, умудряясь, совсем как бунюэлевская "дневная красавица", совмещать это свое экстравагантное (мягко говоря) "хобби" с жизнью респектабельного чиновника. Мало того: после этого он влюбляется в полунегритянку-полуеврейку Дору, у которой вспышки неистовой страсти чередуются с такими же безумными приступами религиозного рвения - изучение Торы, умерщвление плоти, а то и что похуже. Еще позже парочка создает собственную мистико-эротическую секту - они руководствуются христианским принципом "Бог есть любовь", но при этом понимают его чересчур буквально. Но затем рушится и это: Себастьяна разоблачают, выгоняют из министерства, он оказывается на дне жизни - и это еще далеко не полный перечень его невзгод и ждущих героя открытий.

На первый взгляд может показаться, что один из наиболее известных современных французских писателей (чья "Горькая луна" была экранизирована Романом Полански) повторяет канву вольтеровского "Кандида", в котором добронравный юноша должен пройти через множество соблазнов и испытаний, чтобы в результате прийти к простой истине - чтобы быть счастливым, нужно растить свой сад.

Только это современный "Кандид". Его сюжет развивается не только в условиях неслыханной сексуальной свободы (от которой покраснели бы записные либертины "галантного" XVIII века) и вольнодумства (после 68 года принявшего форму политического левачества), но и в постоянной усталости "раскрепощенного" поколения от этой тотальной свободы. Об этом феномене нам уже много рассказывал другой, более раскрученный французский писатель - Уэльбек. Но если автора "Элементарных частиц" и "Платформы" частенько обвиняют в мизантропическом брюзжании, то его старший коллега Брюкнер спокойно и даже увлекательно подтверждает: в благополучном европейском королевстве действительно что-то сгнило и попахивает.