Цимбелин

О событии

Спектаклем "Цимбелин" режиссер Деклан Доннеллан поставил точку в Шекспире.

Англичанин Деклан Доннеллан известен за границей и не раз ставил спектакли в России. Доннеллан — режиссер экспортный и любит такие популярные во всем мире фокусы, как политическая ангажированность, общественная критика и острое осовременивание классических текстов. Вот и шекспировский "Цимбелин", который режиссер везет в Москву из родного театра Cheek by Jowl, еще одно тому подтверждение.

Эту пьесу позднего Шекспира наш зритель совсем не знает, и многие, увидев ее в расписании Чеховского фестиваля, сверялись с собранием сочинений, чтобы убедиться, что она действительно существует. Пьеса непростая — трагикомедия и вместе с тем волшебная сказка о чистой душой дочери короля Британии Имогене, которую любимый муж Постум в результате дворцовой интриги приговаривает к смерти. Сюжет частенько балансирует на грани фола: например, когда является Юпитер на орле или когда Имогена просыпается рядом с безжизненным телом ненавистного ей мерзавца Клотена и по ошибке принимает его за своего возлюбленного Постума. Как это поставить, чтобы вызвать к несчастной жалость и избежать хихиканья в зале? Доннеллан нашел выход: в его спектакле Постума и Клотена играет один актер, Том Хиддлстон. Любовной истории здесь нет, есть история несчастной Имогены, которая в равной мере терпит зло от всех ее окружающих.

Сказка об Имогене превратилась у Доннеллана в повесть о неизбежности насилия в современном мире. Но политическую браваду молодые актеры играют на пределе эмоций, и невозможно не вовлечься в историю, которая одновременно развивается в Англии, Риме и Уэльсе, где Имогену разлучает с Постумом ее злая мачеха. Опасная атмосфера двора усиливается бесконечными хореографическими этюдами в постановке Джейн Гибсон. Сценография самая аскетическая: мужчины в черных костюмах тонут на темном фоне декораций, и общую мрачность нарушают только яркие платья дам — Имогена не смущается выходить в своем красном вечернем наряде даже к завтраку.

Для всех, кто любит Доннеллана и знает его по московским спектаклям, ничего нового в этой истории нет: собственно "Борис Годунов" с Евгением Мироновым в роли Лжедмитрия был вариацией на ту же тему — о том, как человека калечит политика. Лондонский спектакль, однако, хорош другим: здесь режиссеру удалась не только политическая драма, но и частная трагедия. Именно Джоди Макни в роли Имогены и становится скрепляющим фактором, благодаря которому из духа политики рождается что-то еще. Так последний спектакль доннелланской романтической шекспировской тетралогии (до этого были "Перикл", "Буря", "Зимняя сказка") обретает наконец желанное равновесие: сколько бы Шекспир ни твердил о государстве, на первом месте у него всегда был и будет человек.