Перформанс в России
Time Out

О выставке

Масштабное исследование перформанса в России — от футуристических экспериментов до радикальных акций современности.

Олег Кулик снова лает собакой, ходя на привязи у Александра Бренера. Анатолий Осмоловский все еще сидит на плече могучего Маяковского на Триумфальной площади («Путешествие Нецезюдика в страну бробдингнегов»)… Не в шумные для московских акционистов 1990-е, а сейчас. «Гараж» несколько лет готовил выставку о самом недолговечном из актуальных искусств: хотя Марина Абрамович и исследует перформанс в том числе и в смысле возможности его восстановления, но ведь, случившись однажды, он остается только в памяти и в документации — на видео и фотографиях. И любой «реперформанс» — это новая, отдельная история.

Кураторы Юлия Аксенова и Саша Обухова не расставляют акценты, а просто ставят точки на карте — создают «картографию истории». От футуристической оперы «Победа над Солнцем» со сценографией Малевича до Pussy Riot. Авангард, 1970-е с «Поездками за город» концептуалистов из группы «Коллективные действия», драйв 1980-х и особенно 1990-х (московские акционисты на пару с питерскими «новыми академиками» Тимура Новикова), нулевые с Андреем Кузькиным, Ольгой Кройтор, с Арт-Абаем, заводными ЗИПами с «Будкой одиночного пикета», с группой «Война» и Петром Павленским. Все это выстроено по хронологии, но предлагается рассматривать и с «тэгами»: «костюм», «коммуникация», «сценография», «город» и т. д. Не совсем понятно, почему если есть авангардисты (расхаживавшие по улицам с раскрашенными физиономиями), нет, скажем, Александра Петлюры (ни его сквота, ни до сих пор устраиваемых Петлюрой дефиле). Таких вопросов много, хотя в целом выставка интересная.

Вообще, начало века, вплоть до 1930-х, здесь устроено самым изобретательным образом. С одной стороны, поиски Мейерхольда, Персимфанс, театральная постановка «Противогазы», придуманная Эйзенштейном в 1924-м для цеха Московского газового завода. С другой, похороны Малевича в 1935 году — с «Черным квадратом», написанным на ткани, покрывавшей тело умершего, и с картиной возле гроба. С третьей, спортивные парады 1920–1930-х с живыми пирамидами и прочими фигурами, показывающие, как люди с улыбками на лицах становились винтиками этих фигур и машины советского строя. И вот от всего этого через «Биточки “Прессные”» (из газеты «Правда») соц-артистов Комара и Меламида история выруливает к мониторам с недавними, будто в новостях, мелькающими акциями, например с повязыванием на памятники белых лент группой «Цветафор». Но не стоит выискивать прямой путь — это просто хроника.

Иллюстрация: Группа «Фабрика найденных одежд», документация перформанса «Триумф хрупкости». 2002 Courtesy авторы